ЛатвияЮрий Николаев, RTVi/LZ 23 августа 2021

Re:Baltica: борцы с фейками становятся объектами ненависти

Общество охотно верит в самые нелепые новости, и ненавидит тех, чья работа – разоблачать обман. Сотрудников портала Re:Baltica, которые занимаются проверкой достоверности самых популярных постов, опубликованных в соцсети Facebook, ненавистники называют Re:Чекистами и обвиняют во всех смертных грехах. Тем временем, авторы наиболее успешных фейков часто находятся далеко за пределами Латвии. Об этом в интервью передаче «Лучше знать» на телеканале RTVi рассказала главный редактор Re:Baltica Санита Йемберга.

- В XIX веке прессу назвали 4-й властью. Сегодня СМИ сохраняют этот статус?

- Единственное, что изменилось – появились Социальные Сети, в которых каждый может обнародовать всё, что пришло ему на ум. По сути, это такой индивидуальный микрофон. Но у соцсетей нет возможности добиваться ответов у должностных лиц, и в этом плане СМИ остались такой же властью, как и были до того.

- Re:Baltica занимается проверкой фактов для соцсети Facebook?

- Если бы я знала, сколько агрессии в отношении наших сотрудников из-за этого будет, не уверена, что согласилась бы на это ещё раз.

Система такова: в Facebook прекрасно понимают, что в настоящее время именно соцсеть является главным источником дезинформации. И они из-за своей «корпоративной ответственности» завели по всему миру так называемые отделы проверки фактов. Независимые журналисты проверяют опубликованные в соцсети сообщения. У нас есть право поставить ярлык «это не правда» или «не хватает контекста», и написать статью, исходя из реальных фактов и достоверных источников.

В Латвии в это очень напряженное время – в пандемию – некоторые дезинформаторы решили всем рассказать, что Re:Baltica может убрать их посты. Из-за этого мы получаем огромное число писем: люди жалуются – «Почему вы удалили мой пост!?». Но это не правда. Единственное, что мы можем сделать – добавить к публикации ярлык «это не правда», и тогда её увидит меньшее число людей. Но что-то самостоятельно убрать мы не можем. В журналистике я с 1995 года – практически динозавр – но такой агрессии против журналистов и против врачей я не помню.

- Это началось с приходом пандемии?

- Да, более-менее. До того были какие-то единичные нападки – люди недовольны своей жизнью или чем-то ещё, и выражались агрессивно из-за этого. Но именно с началом пандемии мы чувствуем, что «температура» очень повысилась. Я не знаю, что случилось с нами, с людьми, что мы можем говорить незнакомому человеку, женщине очень неприятные и грубые вещи, только из-за того, что она делает свою работу. Например, у нас есть группа журналистов, которые занимаются проверкой фактов – так вот их называют «Re:Чекистами» (отдел, где они работают, называется Re:Check). В стране, где до сих пор свежа память о том, какими делами занимался КГБ, это просто направление агрессии на этих людей – что они несут какую-то последнюю правду и с ними нужно расправиться. Меня это очень волнует.

- Что реально может сделать Re:Baltica в соцсети?

- Написать статью о том, что этот пост – враньё или ему не хватает контекста, поставить на публикации маркировку, после чего пост станет серым и появится пометка: «независимые факт-чекеры его проверили и это неправда». Это единственное, что Re:Baltica может сделать.

Если кого-то банят или у кого-то удаляют профиль – это делает сам Facebook. У них работают люди, которые смотрят, чтобы не было разжигания ненависти – против различных социальных групп, начиная с евреев и заканчивая ЛГБТ-сообществом.

- Если Вы проверили пост и то, что там написано, оказалось правдой – ставится ли какой-то значок?

- Абсолютно ничего не ставится. Таких случаев у нас очень много – когда проверяют и выясняют: правда. Тогда пусть стоит. Кроме того, отметка о том, что пост не соответствует действительности, не ставится на мнение — мнения у людей могут быть разные. Но если ты говоришь, что Билл Гейтс чипирует людей – то это враньё. В первое время мне было очень трудно – я просто не верила, что люди могут поверить в такие вещи. Ну зачем, к примеру, Биллу Гейтсу знать, где я нахожусь? Моя глобальная значимость, наверное, не настолько велика. Но работая в Re:Check, понимаешь, что люди реально верят. И, конечно же, мы все ответственны за то, чтобы люди принимали решения, основываясь на достоверной информации. А не на вере в то, что миром правят рептилоиды, или во что-то подобное.

- В августе в Риге проходят мероприятия Baltic Pride. Усилились ли в этот период высказывания против ЛГБТ?

- Не могу этого сказать. Все эти два года главной темой для дезинформации оставался COVID, остальное — в его тени. Что касается ЛГБТ – то думаю, Facebook сам занимается этим вопросом, потому что посты на эту тематику, как правило – это не дезинформация, а hate speech, «язык ненависти».

- Каким должен быть пост, чтобы вы обратили на него внимание?

- Facebook даёт своим факт-чекерам доступ к инструменту CrowdTangle, в котором можно увидеть, какие посты наиболее популярны в твоем регионе или на твоем языке. Мы не берем на проверку пост, которым поделились пара сотен человек. Этим утром я редактировала статью, где постом поделились 2000 человек. И это для Латвии уже достаточно много. При этом сами посты могут быть опубликованы и в другой стране. Как вы знаете, люди у нас би- или даже трилингвальные – читают на латышском, русском, английском. И на прошлой неделе был пост, которым поделились 6 000 человек. Пост был на русском. Парень просто прикололся, опубликовал видео, на котором показали иглу, которой в желе вводят чип. Только такой иглой чипы вводят [ветеринары – прим. LZ] животным. Примерно половина комментариев о том, что это бред, это не та игла [которой вакцинируют людей от COVID-19, - прим. LZ]. Но люди, которые склонны верить, что мир – это одна большая теория заговора – делились этой публикацией на полном серьёзе: «Вот так нас чипируют».

По своей натуре я страшный сноб – почему люди верят, почему мы должны выделять свои ресурсы на такую ерунду, что-то об этом писать? Но 6 тысяч репостов – это очень большой охват. Во время факт-чека мы обязательно связываемся с автором поста. И тот парень открыто сказал, что всегда интересовался, можно ли чипировать человека. У него есть посты на эту тему в ТикТоке. Он просто прикололся и не думал, что кто-то может в это поверить.

- Чем опасны распространители фейков?

- Быть глупым – не преступление. Но когда люди делятся дезинформацией, которая в конце концов приводит к тому, что люди отказываются прививаться, это ставит в опасность и других людей.

Вирус мутирует, и если ты не вакцинирован – ты опасен для других людей. У нас всех есть пожилые родственники, родители, учителя в школе. Дезинформация приводит к безответственности. Второй случай - когда она приводит к агрессии. В Латвии пока только к вербальной, но уже есть страны, где из-за подобной лжи люди выходят и атакуют других людей. Это или геи, или инакомыслящие.

- Когда вы начали заниматься факт-чекингом? После того, как Россия аннексировала Крым?

- Мы создали Re:Check в 2019 году. Это был июнь. Моя коллега Инга Сприньге – мотор и сердце всей Re:Baltic’и – была очень сердита из-за того количества дезинформации, которое окружает нас в соцсетях. Она начала интересоваться и выяснила, что возможна проверка фактов, начала добиваться этого статуса, бороться как Дон Кихот против ветряных мельниц. То, что мы видели после Крыма – уже в нашей нормальной работе. Тогда это было довольно четко, большая часть дезинформации поступала из России — про Украину и про войну. С пандемией всё изменилось. Очень много источников появилось из Соединённых штатов — недавно было международное расследование, которое выявило 12 людей, ответственных за более чем 70% дезинформации в социальных сетях. Десять из них – американцы, миллионеры, продающие пищевые добавки. Разница после Крыма и после пандемии в том, что если [сейчас] пост опубликован на русском языке, то его источник – не всегда русский.

- Стоит ли ждать каких-то информационных провокаций со стороны Беларуси на фоне осложнения отношений с этой страной?

- Не знаю. Гаданием я не занимаюсь. Мне кажется, у нас столько проблем на бытовом уровне, что до провокации со стороны Беларуси я бы не додумалась. Как говорят у нас, будем решать проблемы по мере их поступления.

Написать комментарий