ЛатвияLETA29 марта 2021

Абсолютный запрет для осужденных за насильственные действия на работу с детьми признан противоречащим Конституции

Абсолютный запрет для лиц, осужденных за насильственные действия, на работу в контакте с детьми, не соответствует Конституции, сообщили агентству LETA в Конституционном суде (КС).

Дело было возбуждено по запросу Верховного суда. Рассматривалось гражданское дело, по которому возбуждено дело об аннулировании уведомления об увольнении, основанном, в том числе, на оспариваемой норме, восстановлении на работе лица и взыскании среднего заработка за период принудительного отсутствия на работе.

ВС просил СТ проверить соответствие пункта 1 части пятой статьи 72 Закона о защите прав ребенка первому предложению статьи 91 и первому предложению статьи 106 Конституции.

Пункт 1 части пятой статьи 72 Закона о защите прав ребенка предусматривает, что в учреждении по уходу за детьми, образовательных учреждениях и учреждениях по медицинскому уходу за детьми и других подобых учреждениях, где содержаться дети и на детских мероприятиях и таких мероприятиях, в которых принимают участие дети, не могут работать, выполнять волонтерскую работу , а также оказывать услуги в соответствие с договором, лица, осужденным за уголовные преступления, связанные с насилием или угрозой насилия, независимо от погашения или снятия судимости.

Первое предложение статьи 91 Конституции гласит, что все люди в Латвии равны перед законом и судом, но первое предложение статьи 106 гласит, что каждый имеет право свободно выбирать занятие и работу в соответствии со своими способностями. и квалификация.

КС указала, что первое предложение статьи 106 Конституции защищает право каждого человека выбирать и сохранять занятие, в том числе тех, кто желает работать, выполнять волонтерскую работу или работать на основании соглашения о предоставлении услуги в учреждении или мероприятии, в котором участвуют дети.

КС пришел к выводу, что, хотя оспариваемая норма больше не применима к праву человека заниматься педагогической деятельностью, она ограничивает право свободного выбора другого занятия любым лицом, которое было осуждено за уголовное преступление, которое квалифицируется как насилие или угроза насилия, но не было направлено против нравственности и половой неприкосновенности - независимо от погашения или снятия судимости.

КС подчеркнул, что никакие формы насилия в отношении детей недопустимы, независимо от его характера. Государство обязано принять все необходимые меры для полной реализации прав каждого ребенка. Принцип предосторожности также должен соблюдаться при защите ребенка от насилия. Все формы насилия в отношении детей необходимо предотвращать, прежде всего, с помощью упреждающих и превентивных мер.

Принимая во внимание вышеизложенное, КС признал, что ограничение, включенное в оспариваемую норму, которая проактивно и превентивно защищает каждого ребенка от таких лиц, которые совершили насильственные уголовные преступления, служит законной цели защиты прав детей или других лиц и является подходящим для достижения этой цели.

КС пришел к выводу, что включенный в оспариваемую норму запрет является абсолютным. Хотя ограничение основных прав, установленное оспариваемой нормой, не распространяется на лиц, предоставляющих разовые или временные услуги, а также услуги, предоставляемые в отсутствие ребенка, оспариваемая норма не предусматривает исключений из достаточно четко определенного диапазона субъектов данного ограничения пожизненно.

Оценивая соразмерность абсолютного запрета, КС исследовал, обосновал ли законодатель необходимость абсолютного запрета, оценил сущность абсолютного запрета и последствия применения, обосновав, что, предоставляя исключения из этого абсолютного запрета, законная цель ограничения будет не быть достигнутым.

КС пришел к выводу, что в данном случае законодатель обосновал необходимость абсолютного запрета обязательством защищать детей от насилия. Законодатель также оценил суть абсолютного запрета и последствия его применения в конкретном случае.

Однако КС пришел к выводу, что законодатель не обосновал, что, предусмотрев исключения из соответствующего запрета, его цель не будет достигнута в том же качестве.

В данном случае законодатель счел все насильственные уголовные преступления настолько опасными, что любому лицу, ранее осужденному за них, следует пожизненно запретить работу в учреждениях, где живут дети, и на мероприятиях, в которых участвуют дети.

Таким образом, КС подчеркнул, что тот факт, что лицо однажды было наказано за совершение насильственного уголовного преступления, не всегда является достаточным основанием для установления того, что этот человек представляет собой долгосрочную угрозу для общества и детей. Запреты, ограничивающие основные права человека, не должны основываться на общих презумпциях, а должны способствовать, насколько это возможно, достижению индивидуальной справедливости. Ситуации, охватываемые оспариваемой нормой, могут быть самыми разными. И интересы, которым угрожает преступление, и время, прошедшее с момента его совершения, могут быть разными. Также как и степень зрелости и понимания человека

Написать комментарий