Латвия19 июн.

Правозащитники обвиняют власти в негуманном отношении к беженцам

Месяцы в лесу. На морозе. Между двумя границами. Регулярное физическое и эмоциональное насилие. Негуманное отношение и несоблюдение прав человека. Таковы результаты исследования специалиста по миграционному праву Александры Елкиной о ситуации на границе с Беларусью в отношении иракских беженцев, которых латвийские власти не пропускали в Латвию. В Государственной погранохране все обвинения опровергают, прозвучало в программе «ТЧК» на Rus.LSM.lv.

Специалист по миграционному праву Александра Елкина пообщалась с четырьмя десятками иракцев, которые хотели просить убежища в Латвии, но застряли между границами на несколько месяцев. Многие из них были депортированы обратно на родину.

«Не было информации в латвийских СМИ, что на границе находится группа беженцев, которая перемещается туда-сюда. А это был уже ноябрь. Информация, что там есть группы беженцев, появилась в августе. Потом эти люди с границы исчезли непонятно куда. И когда я стала заниматься этим вопросом, оказалось, частично эти люди до сих пор в ноябре были на границе», - заявила Александра Елкина в эфире программы «ТЧК».

По ее словам, среди беженцев были дети, в том числе десятилетний мальчик, проживший на границе несколько месяцев. «Я стала брать интервью у взрослых, которые пытались пересечь границу. Которых перевезли в центр содержания иностранцев в Даугавпилсе, а потом отправили обратно. Как правило, это иракцы», - признала Александра Елкина.

Через негосударственные организации ей удалось выйти на связь с двумя беженцами, которым в итоге удалось пересечь границу. Через них были получены контакты других людей. Так, по цепочке, Александра поговорила примерно с четырьмя десятками беженцев.

Она подчеркнула, что является категорической противницей термина «нелегальны мигрант», поскольку с точки зрения права эти люди являются соискателями убежища. Но власти используют именно такую формулировку, что «приводит к дегуманизации».

«В отношении темы прав человека они [власти] вообще не понимают, о чем идет речь. Им кажется, если кто-то говорит о правах человека, которые Латвия обязана соблюдать, будучи членом Совета Европы и членом Евросоюза, это сразу же белорусские агенты или люди, действующие по заданию Кремля», - заявила Елкина.

Она признала, что все опрошенные утверждают, что подверглись физическому насилию. Женщины, по словам Александры Елкиной, говорят, что били мужчин, а к ним самим физического насилия не применялось, но было психологическое давление. «Есть свидетельства, что это были люди в масках, в черной или темно-синей униформе, которые систематические применяли насилие. И использовали электрошокеры, что очень часто звучит в свидетельствах.

Отнимали телефоны, либо их портили. Отбирали, потом отдавали только в аэропорту. В результате у беженцев не было возможности фиксировать происходящее», - говорит Александра Елкина. Впрочем, по ее словам, речь не только о физическом насилии, но и о том, что некоторые люди находились в лесу на холоде семь месяцев.

«И каждый день его отправляют туда-обратно. Это запрещено конвенцией по правам человека. Это негуманное отношение. Их не кормили. На латвийской стороне им давали печенье и воду. И при температуре -8, -10, -15 люди находились в лесу. Где жгли костры, чтобы согреться», - отметила специалист по миграционному праву.

Александра Елкина рассказала, что неоднократно пыталась попасть на границу, чтобы поговорить с пограничниками, а также в центр содержания иностранцев в Даугавпилсе. Ей все время отказывали. Запросы в Министерство внутренних дел и Министерство обороны остались без ответов. Единственный комментарий был получен из Госполиции, где заявили, что ничего не знают о возможном применении насилия.

Получается, этих людей на границе никто не контролировал. И они могут применять физическую силу, чтобы выталкивать людей. Применять так называемую практику push-back, когда людей выталкивают на территорию соседнего государства, без рассмотрения его запроса о предоставлении убежища. Это незаконно», - заявила Александра Елкина.

Она отметила, что введя режим чрезвычайно ситуации на границе, Латвия узаконила то, что незаконно. «Это вопиющий случай, когда Польша Литва и Латвия таким образом ведут себя по отношению к беженцам. Это не просто практики на местах. Push-back осуществляются во многих местах – в той же Греции, Хорватии и других странах. Но что отличает этот случай – все три страны узаконили это в национальном законодательстве. Узаконили практику push-back и применение силы к тем, кто пытается пересечь «зеленую» границу», - заявила Александра Елкина.

Со сказанным категорически не согласился заместитель начальника Даугавпилсского управления Государственной пограничной охраны Юрис Кусиньш. Он уверен: Латвия является демократической страной, ничего подобного не происходило, а службы соблюдали международное законодательство.

Кусиньш признал, что Латвия действительно не давала пересекать границу беженцам, используя для этого средства коммуникации и делая устное предупреждение на нескольких языках, что пересечение границы является противозаконным деянием. Беженцы, по его словам, видели на латвийской стороне вооруженных военных и земессаргов, что также удерживало их от нелегального пересечения границы.

«После таких вещей они не рисковали идти, или пересекали границу, а потом возвращались обратно», - заявил Юрис Кусиньш.

Юрис Кусиньш утверждает, что встречая мигрантов на территории Латвии, пограничники проводили визуальный осмотр, спрашивали тех, нужна ли им медпомощь, одежда, обувь. «И говорили вернуться обратно в Беларусь, откуда они незаконно пересекли границу. Были случаи, когда на другой стороне были видны белорусские пограничники, которые перегоняли этих людей на другой участок границы», - заявил Юрис Кусиньш.

Он утверждает, что у этих мигрантов были туристические визы в Беларусь, они добровольно и без принуждения добирались до границы, откуда пытались проникнуть в Латвию.

«По моей информации, поданы иски в Европейский суд по правам человека, но я уверен, что пограничная служба, национальные вооруженные силы и полиция действовали в рамках правового регулирования», - заявил Юрис Кушинс.

Он опроверг слова Александры Елкиной, что на границе месяцами мог находиться десятилетний ребенок. По его словам, такого просто не могло быть. «Исходя из гуманных соображений, в Латвию было разрешено войти 160 людям. Лицам, у кого есть несовершеннолетние дети или проблемы со здоровьем. Им была обеспечена медицинская помощь, они были размещены в центре для иностранцев, где им оказаны уход и сервис», - сказал Юрис Кушинс.

Он рассказал, что более 100 человек добровольно приняли решение вернуться на родину. Латвийское государство оплатило им перелет и выдало одноразовое пособие. О принуждении, по его словам, речи не шло.

А вот научный сотрудник центра Providus Иева Раубишко не согласна, что у людей была возможность подать заявление о предоставлении убежища.

«У беженцев, которые незаконно пытались пересечь или пересекли границу, которых потом вытолкнули обратно, не было возможности обратиться в официальные пункты. Во время ЧС, как гласит закон, вообще нельзя подать заявку на предоставление убежища на всей территории действия этого режима», - сказала Иева Раубишко.

Она отметила, что люди, находящиеся в лесу на границе, не могут знать, где их заявления примут. «Куда их привозят, туда они и попадают. И говорить о том, что люди могут обратиться за убежищем, означает не понимать, как происходят такие миграционные потоки», - заявила Иева Раубишко.

По ее словам, сам факт попытки или пересечения границы не может быть поводом для отказа в подаче заявление на предоставление убежища и международной защиты. Об этом, отметила специалист, говорится и в Уголовном законе, и в законодательстве Евросоюза, и в конвенции по правам человека.

Иева Раубишко подтвердила факт подачи исков в Европейский суд по правам человека, а также рассказала, что расследование ведется и в Латвии – им занимается Служба внутренней безопасности.

«Расследование пока не завершено. Две организации обратились к генеральному прокурору Латвии. И он дал задание Службе внутренней безопасности провести расследование. (..) Мы не знаем, какие службы вовлечены в действия, о которых свидетельствуют беженцы. Если будет повод начать расследование, это будет сделано. Но это, конечно, займет время», - признала Иева Раубишко.

«У меня нет повода не верить людям, которые дали эти свидетельства. В правовом государстве к таким свидетельствам относятся очень серьезно и пытаются понять, в чем дело и в чем наши недостатки. Если будет доказано, что все это правда, думаю, лично мне будет стыдно. Нельзя так поступать с людьми. Даже если их заявка на предоставление убежища не удовлетворена», - заявила Иева Раубишко.