ЛатвияLETA15 нояб.

Открытый доступ к информации о штрафных баллах водителей - не соответствует Сатверсме

Конституционный суд постановил, что определение статуса общедоступной информации о накопленных штрафных баллах в дорожном движении не соответствует Сатверсме.

Как сообщает LETA, дело в КС было рассмотрено по просьбе человека. В заявлении указано, что на заявителе в Государственном регистре транспортных средств и его автомобиле числится 8 штрафных пунктов за различные нарушения.

Заявитель попросил КС оценить соответствие части второй статьи 14.1 Закона о дорожном движении статье 96 Конституции. Согласно оспариваемой норме указанная информация общедоступна. Заявитель считает, что это нарушает его право на неприкосновенность частной жизни, закрепленное в статье 96 Конституции.

Вторая часть статьи 14.1 Закона о дорожном движении предусматривает, что информация о транспортном средстве, принадлежащем юридическому лицу за исключением указанных в части первой данной статьи сведений о праве лица управлять транспортными средствами, информация, содержащаяся в Государственном регистре транспортных средств и их водителей, и информация, содержащаяся в Государственной информационной системе тракторной техники и их водителей, является общедоступной в отношении штрафов, не уплаченных лицом в установленный законом срок.

В свою очередь, статья 96 Сатверсме гласит, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, жилища и корреспонденции.

Оспариваемая норма определяет статус общедоступной информации для различной информации и относится к разному набору ситуаций. Одним из видов этой информации является информация о штрафных пунктах, наложенных на водителей.

Принимая во внимание вышеизложенное и необходимость обеспечить объективное и всестороннее рассмотрение дела, а также тот факт, что заявитель возражал против оспариваемой нормы именно потому, что она предоставляла информацию о его штрафных пунктах, КС решил оценить соответствие оспариваемой нормы статьей 96 Сатверсме, поскольку эта норма определяет, что информация о штрафных пунктах за нарушения - является общедоступной.

Согласно части второй статьи 68 Конституции при заключении международных договоров Латвия может делегировать часть компетенции государственных учреждений международным учреждениям в целях укрепления демократии. Это означает, что с ратификацией Договора о присоединении Латвии к Европейскому Союзу (ЕС) Латвия признала открытость своей правовой системы законам ЕС, и право ЕС стало неотъемлемой частью правовой системы Латвии. Таким образом, при принятии и применении национальных правовых норм Латвия должна учитывать правовые акты ЕС, укрепляющие демократию, и их толкование, подтвержденное прецедентным правом Европейского суда.

КС, защищая основную норму Латвии как демократического государства с верховенством закона, также обязан обеспечивать применение таких норм права ЕС, которые укрепляют Латвию как демократическое государство, основанное на достоинстве и свободе каждого человека. .

КС отметила, что статья 96 Сатверсме защищает личные данные. Более того, в рассматриваемом деле КС, уточняя право на неприкосновенность частной жизни, включенное в статью 96 Сатверсме, необходимо обеспечить гармонию, в том числе, с правом человека на защиту своих личных данных.

Общий принцип права ЕС отражен в статье 8 Хартии основных прав ЕС. В этом отношении КС должен учитывать, в частности, принципы обработки персональных данных, содержащиеся в статьях 6 и 7 Директивы Европейского парламента и Совета от 24 октября 1995 г. о защите физических лиц в отношении обработки персональных данных и о свободном перемещении таких данных в статьях 5 и 6, соблюдение которых подпадает под действие прав, гарантированных статьей 96 Сатверсме.

Информация о наказаниях человека, указанная в оспариваемой норме, связана с его или ее личной жизнью, и обработка этой информации, включая тот факт, что такая информация становится доступной, является вмешательством в частную жизнь человека.

КС пришел к выводу, что оспариваемая норма принята, обнародована и общедоступна в соответствии с требованиями нормативных актов и достаточно ясна.

При принятии оспариваемой нормы, вопреки принципу хорошего законодательства, законодатель не оценил ее соответствие правовым нормам ЕС в области защиты данных. Однако в настоящем деле это само по себе не было достаточным основанием для установления того, что ограничение основных прав, включенное в оспариваемую норму, не было установлено законом.

Мера, предусмотренная оспариваемой нормой - разглашение информации о штрафных пунктах, зарегистрированных на лицо, предназначена для того, чтобы это лицо воздержалось от совершения новых нарушений в дорожном движении, а другие лица - от совершения таких нарушений. А именно, намерение законодателя при принятии оспариваемой нормы, по сути, состояло в повышении безопасности дорожного движения и защите права на жизнь и здоровье лиц, участвующих в дорожном движении. Следовательно, законной целью ограничения основных прав, включенных в оспариваемую норму, является защита общественной безопасности и прав других лиц.

Раскрытие информации о штрафных баллах, предусмотренное оспариваемой нормой, является частью комплекса мер, образующих систему штрафных баллов, что облегчает публичный доступ к этой информации. Таким образом, в некоторых случаях эта норма сокращает возможности для лиц, регулярно нарушающих правила дорожного движения, участие в дорожном движении. Таким образом поощряется соблюдение правил дорожного движения и повышение безопасности дорожного движения. Следовательно, выбранная законодателем мера подходит для защиты общественной безопасности и прав других лиц.

КС пришел к выводу, что, предусматривая в оспариваемой норме раскрытие информации о штрафных пунктах, зарегистрированных на лицо, для любого лица, запрашивающему такую ​​информацию, допускает, чтобы такая информация также была получена лицами, которым она не нужна в связи с обеспечением безопасности дорожного движения. Более того, лица, которым действительно нужна информация о нарушениях, зарегистрированных на конкретное лицо, могут получить эту информацию, даже если она имеет статус информации с ограниченным доступом, что обеспечивает адекватные гарантии прав и свобод субъекта данных.

С учетом вышеизложенного, КС признал, что в конкретном случае существуют такие менее ограничительные средства, с помощью которых законная цель ограничения основных прав, включенная в оспариваемую норму, может быть достигнута с таким же качеством. А именно, ограничение основных прав, включенное в оспариваемую норму, не соответствует принципу соразмерности.

Осознавая важность законодательства ЕС в области защиты данных и необходимость усиления сферы свободы, безопасности и правосудия в ЕС, КС решил, что оспариваемая норма истекает с даты ее вступления в силу, а именно: 29 июня 2005 г.

Решение КС окончательно и обжалованию не подлежит

Написать комментарий