ЛатвияLZ7 нояб.

Как связаны запасы природного газа с ростом цен в магазине

Хотя из-за вспышки Covid-19 мы попали в локдаун, который по мнению многих уберет какие-либо цвета у и без того серенькой осени, может случиться так, что в конце года, скажем, этот год был "золотым", отмечает экономист банка Citadele Мартиньш Аболиньш.

По его словам, именно, в ближайшем будущем мы почувствуем последствия резкого роста цен на природные ресурсы, что приведет к увеличению цен на услуги как в секторах, на которые напрямую повлияет ожидаемое повышение цен, таких как электроэнергия, так и в тех, которые будут затронуты косвенно. Увеличение цен затронет транспортные и логистические расходы для всех видов продукции, тарифы на почтовые и другие услуги и т. Д. Восстановление экономики после спада, вызванного пандемией, будет очень быстрым, но не принесет пользы кошелькам людей.

"Если мы посмотрим на экономику в целом, она продолжает восстанавливаться после потрясений, вызванных пандемией, причем неожиданно быстро и столь же динамично почти во всем мире. В Латвии показатели валового внутреннего продукта вернулись на допандемийный уровень, к нему близок уровень зарегистрированной безработицы - ниже 6%. Да, беспорядок был значительным, и восстановление происходит за счет государственной помощи, бюджетного дефицита и растущего государственного долга. В то же время рост потребительских цен является самым быстрым с 2008 года, приближаясь к 5%. Рост себестоимости продукции - еще больше и уже превышает 20%.", - отмечает экономист.

Природные ресурсы, нефть, природный газ, продукты питания, металлы, древесина, а также электричество в Европе за последние полтора месяца дорожает и способствует удорожанию как товаров, так и услуг. Тому есть несколько причин.

Элементарные причины – высокая инфляция

Во-первых, отмечает Мартиньш Аболиньш, с началом пандемии прогнозы падения потребления были аналогичны прогнозам во время финансового кризиса 2008 и 2009 годов, но за падением последовал неожиданный и непредсказуемый всплеск спроса, с чем не поспели в ногу производство и логистика. Все хотят все сразу, товаров не хватает, есть проблемы с доставкой по приемлемым ценам и так далее. Мы также чувствуем рост цен на энергоресурсы, топливо и электричество в Латвии.

В то время как жесткое «домоседство» ухудшает ситуацию на рынке труда, в секторах, не затронутых Covid-19 - промышленное производство, IT и.т. д. стабильно наблюдается рост заработной платы на 6–7%. Однако по мере роста заработной платы мы наблюдаем увеличение затрат на транспорт, энергетику и рабочую силу, что усиливает давление на цены на внутренние услуги, которые до сих пор оставались стабильными, удерживая инфляцию цен на уровне около 2%. "Однако это изменится: в сентябре инфляция в Латвии в целом была немного ниже 5%, но в конце года, вероятно, достигнет 6%, а в случае суровой зимы цены на природные ресурсы продолжат расти и инфляция потребительских цен в какой-то момент может достичь 10%", - прогнозирует экономист банка Citadele.

Рост цен на природные ресурсы - еще одна причина инфляции, вызванная низким уровнем запасов ресурсов в нескольких регионах мира. Казалось бы - ну а где же тогда проблема, нефть, природный газ и уголь на земле были до пандемии и есть до сих пор. Однако спрос вернулся быстрее, чем ожидалось. В прошлом году, когда мобильность людей снизилась из-за пандемии, также упал спрос, что привело к сокращению добычи нефти как в России, так и в США и ОПЕК.

Спрос на данный момент высок, но страны ОПЕК не спешат наращивать добычу в пользу хороших финансовых показателей. Это влияет на цены на топливо, что, в свою очередь, влияет на всех, кому нужен транспорт для производства товаров или оказания услуг. Индия и Китай, с другой стороны, сокращают добычу угля, поскольку также происходит переход к «зеленой энергии», а климатические проблемы вносят свой вклад - холодные зимы увеличивают потребность в энергии, а безветренное лето сокращает производство энергии ветра в Европе. Все это усиливает спрос на ископаемое топливо. Однако добыча этих ресурсов не может быть увеличена так быстро, чтобы удовлетворить спрос в тот же день.

"Таким образом, небольшие запасы угля увеличивают цены на природный газ, что, в свою очередь, делает более дорогими другую продукцию, поскольку побочные продукты природного газа широко используются в производстве химикатов, удобрений, пластмасс, синтетической одежды, упаковки и т. д.", — отмечает Аболиньш.

Мы сами производим электроэнергию - почему растут цены?

Латвия - одна из немногих стран, производящих электроэнергию на основе возобновляемых ресурсов - в нашем случае это вода; для литовцев и эстонцев - энергия ветра. Однако это не означает, что мы защищены от внешних колебаний цен.

Во время весеннего паводка Латвия экспортирует электроэнергию, а импортирует ее в августе и сентябре, когда период засухи и уровень воды в водоемах падает. Однако оптовая цена на электроэнергию определяется последней единицей - произведенного природного газа, которая заполняет переменную часть - то, что не может быть произведено с помощью энергии воды или ветра. Если цена на природный газ растет, цена на электроэнергию растет вместе с ней. И неважно, что в ветреную погоду цена на электроэнергию составляет 1-2 цента за киловатт-час: даже если мы получаем 80% собственной электроэнергии очень дешево, все определяется теми 20%, которые нам приходится импортировать.

Итак, какое отношение на самом деле уровень запасов природного газа имеет к росту цен на услуги?

По всем вышеперечисленным причинам рост цен у производителей опережает рост потребительских цен. Чем дольше цены остаются высокими, тем яснее становится, что способность компаний справляться с повышением цен ограничена. Следовательно, следующий год также будет годом сильной инфляции, прогнозируемой на уровне 4%. Хорошая новость заключается в том, что рост цен не будет продолжаться в течение года, но и не вернется к предыдущим уровням. Следовательно, поставщикам услуг придется вносить корректировки в цены в соответствии с изменениями затрат.

А что дальше?

Воздействие новой жесткой экономии на экономику, вероятно, будет гораздо более опасным в долгосрочной перспективе, чем в краткосрочной. Если говорить о цифрах, то ВВП не будет сильно поколеблен, потому что мы будем снова брать взаймы, чтобы компенсировать убытки. У людей будут деньги, они будут тратить их только в другом месте, опрокидывая интернет-магазины; для одних предприятий наступят очень тяжелые времена, для других - золотые времена и даже заторы, а деньги вообще никуда не денутся.

Однако есть ряд проблем, которые мы не можем оценить в евро в данный момент, но будем ощущать еще долго после пандемии. Активность иностранных инвесторов в Латвии снизится, потому что мы сейчас не являемся хорошим примером; длительный неэффективный процесс дистанционного обучения существенно повлияет на знания наших детей и их конкурентоспособность на рынке труда. Весьма вероятно, что через несколько лет страны, у которых нет такого опыта домашнего обучения снова будут далеко впереди нас, даже если мы сейчас приближаемся к ним.

"Однако в целом картина не очень мрачная. Да, хотим мы этого или нет, нам придется привыкать к тому, что за все придется платить больше, но инфляция будет компенсирована повышением заработной платы. В то же время латвийская экономика продолжит развиваться, и в ближайшее время не будет иной головной боли, кроме решения проблем, проигнорированных на время пандемии - демографии, достижения зеленых целей ЕС и т. Д. Над всем этим придется хорошенько подумать.", - резюмирует экономиста банка Citadele.

Написать комментарий