Латвияlz.lv/LSM25 окт.

До выбора кого класть в интенсивную терапию, а кого нет - полшага

Отсроченные операции, лечение на дому, а не в больницах, более длительное ожидание госпитализации и более строгие условия вызова службы экстренной помощи - вот условия, в которых мы живем уже в течение нескольких недель. Однако не далеко тот момент, когда кому-то, возможно, будет отказано в необходимой помощи, даже в критической для жизни ситуации, сообщила программа "De facto" ЛТВ.

В прошлом году в план Национальный медицины катастроф были включены рекомендации, как распределять места в интенсивной терапии, если пациентов больше, чем мест. В предыдущей волне Covid-19 нам повезло и их придерживаться не пришлось. На этот раз вероятность сортировки пациентов выше. И потому, что кривые заболеваемости растут быстрее, и потому, что дельта-вариант Covid-19 более тяжело влияет на здоровье. И, как и в случае со многими аспектами антикризисного управления, здесь возникает актуальный вопрос: что было сделано для того, чтобы врачам не приходилось принимать такое решение в максимально возможной степени.

Кого спасать первым?

Из трех пациентов, которым нужна интенсивная терапия, предпочтение будет отдаваться пациенту с недостаточностью только одного органа, например с пневмонией, с высокой вероятностью выздоровления, а не другим. Следующим на очереди будет пациент с рядом хронических заболеваний, которые хорошо контролируются. А пациент, у которого изначально прогнозируется высокий уровень смертности, может попасть в интенсивную терапию только в том случае, если кандидатов с большими шансами на выздоровление нет.

В плане оказания помощи при катастрофах говорится, что индивидуальная паллиативная помощь должна предоставляться в наиболее подходящей для этого больничной палате. Кроме того, не гарантируется место в реанимационном отделении для тех, кто там находится.

Состояние пациентов, уже находящихся в отделении реанимации, ожидающих в очереди и поступающих, время от времени пересматривается.

До положения, когда принцип сортировки пациентов может вступить в силу, у нас, возможно, всего несколько недель. Больницы надеются не оказаться в перед необходимостью таких решений, но готовятся к подобному сценарию.

Харальд Плаудис, член правления Рижской Восточной клинической университетской больницы (RAKUS), сказал: "Мы понимаем, что будет ряд людей, которые не смогут это понять, и, конечно, это также создает тот эмоциональный фон, с которым врачам придется продолжать жить, но это издержки профессии".

Коснется всех пациентов

Приоритетность пациентов в интенсивной терапии активируется, когда количество занятых коек в стране превысит 90%. 19 октября Минздрав сообщил, что 86% мест в отделениях интенсивной терапии Covid-19 заняты. Хотя число занятых коек может меняться в обоих направлениях, предсказать конкретный "час Х" сложно. Однако когда дело дойдет до решения, принимать его будет не один врач.

"Несомненно, это будет совет", - подчеркнул Плаудис, добавив, что приоритезация пациентов в очереди на место в отделении интенсивной терапии будет применяться не к какой-либо конкретной группе пациентов или диагнозу, а абсолютно ко всем, при оценке их общего состояния здоровья.

Чтобы исключить эту возможность, ресурсы отделений интенсивной терапии Восточной больницы были увеличены не только за счет перепрофилирования, но и за счет полного восстановления 12 дополнительных отделений интенсивной терапии.

Подготовка также проводится в клинической университетской больнице им.Страдыня. "Мы готовимся к этому. Надеемся, что ситуация не будет настолько трагичной. Но мы готовимся к этому", - сказала главный врач больницы Ева Стрике.

Анкеты заполнены, но дополнительных сил в больницах нет

Перевод больничных анестезиологов и реаниматологов в отделения интенсивной терапии является одной из причин, по которым плановые операции больше не возможны. Призывы к медикам, например из частного сектора, которые циркулировали с самого начала пандемии, на самом деле не помогли.

Хотя Инспекция здравоохранения указала, что в этом месяце бланки заявлений подали 160 врачей, информация из больниц о том, начали ли они работать, в инспекцию не поступала.

Больницы указывают, что дополнительные силы из частного сектора не прибыли.

"Мы довольно медленно ведем переговоры с медицинскими учреждениями Рижского самоуправления. Но я думаю, что нынешняя ситуация, которая является действительно кризисной, сможет нас сблизить и позволит быстрее получить необходимую помощь", - сказал Стрике.

Плаудис также признал: "Если говорить о том, пришел ли кто-то сейчас в Восточную больницу, начал ли работать из частного сектора, я могу сказать - нет, в данный момент нет. Я не буду комментировать, произойдет ли это и как скоро".

Сортировка пациентов уже идет

Служба неотложной медицинской помощи, которая уже сейчас все чаще оценивает, к кому выезжать и кого везти в больницу, признала, что сортировке уже давно подвергаются все больше и больше групп пациентов.

Служба также имеет хороший обзор загруженности больницы и возможностей интенсивной терапии. А директор службы, Лиене Ципуле, признала, что для людей, нуждающихся в интенсивной терапии, которая является заключительным этапом сортировки, уже сложно найти места.

"Я абсолютно убеждена в том, что, глядя на данные по больницам, где они указывают, что было 100% заполнение коек, до какой степени такая сортировка уже проводилась, поэтому эти решения ранее уже должны были приниматься", - сказала Ципуле.

Она отметила: "Я видела ситуации, когда больницы просили дополнительную поддержку из материальных резервов государства на дыхательное оборудование, когда все койки интенсивной терапии действительно были уже заняты, но было четыре пациента, которым могла потребоваться такая помощь".

Глава службы заявила, что до такого состояния "коллапса" не должно доходить.

"Если мы говорим о "коллапсе", который длится месяцами, и если вам приходится принимать решения, как врачу, в повседневной жизни, это эмоционально чрезвычайно сложно. И, скорее всего, многие врачи не смогут выполнить и обеспечить такую ответственность - это одна из основных задач государства во время любого бедствия или, например, во время пандемии", - сказала Ципуле.

Действовать нужно было еще вчера

Уже летом, когда мы столкнулись с медленными темпами вакцинации и политической отмены ограничений, нужно было удваивать ресурсы больниц и оборудовать залы, чтобы все было готово к новой волне заболевания. Врачам было непонятно, почему ничего не происходит.

Минздрав начал выявлять дополнительные ресурсы лишь в октябре, но то, что Мадонская больница, например, не готова к приему пациентов с Covid-19, а на это, даже не выяснив положение дел, было дано распоряжение принять их.

Министр здравоохранения Даниэль Павлютс ответил: "Представить себе, что Латвия будет на первом месте в мире, что у нас будет волна заболевания этой осенью, которая намного превзойдет то, что было прошлой зимой, было довольно трудно. (..) В результате наши действия, которые были заранее спланированы, выполняются. Но также есть драматические сценарии кризиса, которые превосходят худшие из наших ожиданий, к которым мы не могли подготовиться заранее выполняются по ходу развития ситуации".

Однако все пока что приближает нас к необходимости принятия крайних решений в отношении жизни пациентов, что также является серьезной проблемой медицинской этики. Приоритетность пациентов в условиях нехватки ресурсов допустима, заключают эксперты, но обязательно должна регулироваться. Поэтому хорошо, что это хотя бы было оговорено.

Сигне Межинска, доцент Латвийского университета и специалист по биоэтике, пояснила: "В какой-то степени это связано с политической ответственностью. Критерии сортировки политически одобрены". Конечно, это не устраняет моральных трудностей, которые будет испытывать врач, принимающий подобные решения, это очень болезненно".

Ситуация непростая, потому что такая приоритезация, или так называемая сортировка пациентов, также может быть оспорена пациентами и их родственниками, и они также могут потребовать ответа за то, как и почему мы зашли так далеко.

Написать комментарий