Латвияrus.lsm.lv05 июля 2021

Много куришь? Полис на 50-70 евро дороже. Как в Латвии застраховать здоровье за свои деньги

Если у вас есть медицинская страховка — с вероятностью 99% ее вам купил работодатель. О том, что защитить свое здоровье в Латвии можно и в индивидуальном порядке, за собственные средства, многие не знают — так делают лишь несколько тысяч человек. При этом страховщики с «индивидуалами» ведут себя осторожно, подозревая: если решил купить полис — скорее всего есть проблемы со здоровьем, пишет rus.lsm.lv

«Бизнес активнее предлагал бы эту услугу, если бы спрос был больше. Но пока он очень невелик», — говорит Янис Абашин, президент отраслевой ассоциации.

По данным ассоциации, более 99% всего рынка страхования здоровья в Латвии — это корпоративные договора, когда работодатель обеспечивает полисами сотрудников (а также, в виде платной «экстры», — их родственников). Жителей Латвии, которые делают это сами и за свой счет — мизер: порядка полутора-двух тысяч, говорит Абашин.

Кто предлагает эту услугу

С «единоличниками» работают только три латвийских страховщика — ERGO, If и Compensa Life. Бизнес невелик: у лидера этого рынка, If — около 1,5 тысячи таких клиентов, у ERGO примерно 350, и у Compensa Life — еще около сотни.

Рекламных кампаний на эту тему тоже нет, хотя все три компании предлагают этот продукт уже не менее 10 лет. Одна из причин — осторожное отношение бизнеса, что может объясняться историческим опытом.

В чем заранее подозревают клиента

Когда была жива компания Rīgas Slimokase (RSK), человек мог сегодня купить полис, а завтра ложиться в больницу, и страховка покрывала его расходы, говорит Абашин.

«Человек счастлив, - у компании убытки. Поэтому, я считаю, это был не бизнес, а социальный инструмент. Люди были приучены, что так можно. Но теперь бизнес, конечно, не продает такой полис для того, чтобы сегодня ты его купил, а завтра ложился на операцию.

Цель — поймать тот сегмент клиентов, которые думают о своем здоровье долгосрочно, и покупают услугу с мыслью, что в какой-то момент она может пригодиться. Это ведь суть любого страхования», — рассуждает Абашин.

Все три компании работают по схожему принципу: в первое время полис покрывает сравнительно небольшую часть медицинских расходов, однако со временем это покрытие становится все больше.

«Это именно для того, чтобы не прибегали те клиенты, которые собираются завтра в стационар. Чтобы история Rīgas Slimokase не повторилась. Когда услугу покупает корпоративный клиент для своего коллектива — там уже работают математика, среднее арифметическое — кто-то болеет много, кто-то почти никогда — и теория вероятности. А если я, как частное лицо, иду за полисом сам — меня сначала изучат с головы до ног и попросят заполнить подробную анкету о всех болезнях. Это осторожный продукт, поэтому и спрос на него со стороны жителей — тоже довольно осторожный», — говорит глава ассоциации.

Поучительная история Rīgas Slimokase

AO Rīgas Slimokase (позже переименованная в RSK Apdrošināšanas AS), — один из пионеров отрасли медицинского страхования, который проработал с 1994 по 2010 год, и принадлежал рижскому самоуправлению.

Компания до 2006 года предлагала только страхование здоровья (впоследствии спектр услуг был расширен), и была единственным на рынке игроком, который активно предлагал эту услугу населению именно в индивидуальном порядке. Клиент мог купить страховку (причем не обязательно годовую — были и сроком на месяц) прямо в кассе поликлиники или больницы, прямо перед визитом ко врачу. Нередко врачи и сами отправляли пациентов за полисом RSK, если видели, что грядут расходы на лечение, операцию и пр.

В 2009 году, когда у компании было более 70 тысяч клиентов, Рижская дума признала, что у RSK серьезные финансовые проблемы, которые из-за неумелого хозяйствования накапливались много лет. Политики подозревали руководство RS в некомпетентности и коррупции. Обсуждались варианты дальнейших действий — приватизировать муниципальный бизнес, или сохранить, вложив в капитал компании 1,2 миллиона латов. В кризисном 2010 году было принято решение: ликвидировать.

«Уроки RSK» отрасль выучила и запомнила — на них в разговорах с Rus.Lsm.lv ссылались все отраслевики. Однако методы защиты от заведомо убыточных клиентов компании применяют разные. Например, в ERGO и Compensa Life, как и говорил Абашин, подробно расспрашивают клиента о здоровье. В If — нет.

If. Почему про здоровье нет вопросов

«Этим мы отличаемся от других: клиенту нужно указать только имя-фамилию, персональный код и телефон, — рассказывает Неллия Балико, руководитель продуктов страхования персональных рисков If. — По сути, мы оцениваем только возраст клиента, и государственную статистику по возрастным группам — какие там вероятности по ряду заболеваний. Никакого доступа к медицинской информации конкретного человека у нас нет, хотя клиенты нам часто говорят: “посмотрите про мое здоровье в системе e-veseliba”. Нет, об этом речи быть не может!»

В первый год полис компании покрывает 50% от медицинских расходов. If предлагает 4-летнюю программу, и с каждым годом покрытие возрастает на 10 процентных пунктов (в рамках лимита — 3000 евро в год). Спектр компенсируемых медицинских услуг с годами не меняется, как и список специальностей врачей — и совпадает с обеспечиваемым корпоративным клиентам. Отличается только процент компенсации.

«На второй год мы предлагаем погашение 60% расходов на визиты к врачам, на третий — 70% (но все же не стопроцентное). Но и 50% — это немало: если ты пошел к врачу за 35 евро, а платишь сам 18, это ощутимая экономия. Клиент на 3-4 году обслуживания может выбрать и более дешевую программу, как в первый год, если видит, что ему больше не надо», — говорит Неллия Балико.

Средняя цена полиса If в первый год — около 200 евро, но может доходить и до 500 евро, если клиент хочет расширить список оплачиваемых услуг, например, лечение в стационаре. Бывают и акционные предложения — там самая низкая цена составляла 112 евро. Для сравнения: работодатели, страхующие здоровье своих коллективов в том же If, платят за одного сотрудника от 90 евро (минимальный базовый полис), до 700 евро (тут в цену все чаще включаются и стоматология, и психотерапия).

Compensa Life. Я только что разбил машину, застрахуйте ее, пожалуйста

«Да, так тоже можно делать, [оценивать стоимость полиса] по средним статистическим данным, — комментирует подход конкурентов глава латвийского филиала Compensa Life Виктор Густсонс. — Но если не оценивается здоровье и болезни, то и покрытие будет не такое широкое. Мы считаем, что более полное покрытие по соразмерной цене лучше».

У Compensa Life программа страхования — 3-летняя, с поэтапным «апгрейдом» полиса: «В первый год предлагаем, если можно так сказать, “тестовую версию”, чтобы мы поняли, что это за клиент. На второй год программа расширяется, а на третий она уже очень основательная».

«В этом продукте самый большой риск — антиселекция, когда мы привлекаем тех клиентов, у которых уже есть проблемы [со здоровьем]. Взять ту же историю с Rīgas Slimokase. Я работаю на этом рынке уже 30 лет, и знаю: риски антиселекции там не были правильно рассчитаны. И рынок это помнит до сих пор. Поэтому его участники и подходят осторожно к этому сегменту частных лиц. Но сократить этот фактор риска очень сложно. Сравните с автомобильной страховкой KASKO. Допустим, человек придет и скажет: “Я разбил машину, теперь хочу ее застраховать”. Ясно, что абсурд. Но разбитую машину видно сразу, а проблемы со здоровьем — нет, и даже не всегда это можно проверить [вообще]. Поэтому компании на первый год обычно дают самый простой полис, и условия улучшаются постепенно».

Не указывая что-то при заполнении анкеты, клиент не обязательно хитрит. Возможно, у него появились подозрения, что со здоровьем что-то не так, но точно он сам ничего еще не знает. «Зато когда человек здоров, он о страховании обычно не задумывается. Поэтому эта услуга часто привлекает людей, у которых уже есть проблемы. Думаю, в этом причина, почему страховщики не желают ее слишком активно рекламировать и широко предлагать», — рассуждает Густсонс.

Во многих странах «старой» Европы, в той же Германии, страхование здоровья частных лиц — само собой разумеющееся мероприятие, рассказывает глава филиала Compensa Life: «Там каждый житель платит ежемесячный платеж, довольно большой, за год получается от 3 до 5 тысяч евро. Но зато он полноценно защищен. В нашем же случае только на 3-й год обслуживания клиента страховщик более-менее знает, какие там риски, насколько часты и тяжелы проблемы. В итоге цена может быть достаточно высокой, носредний [латвийский] работник не сможет себе купить такой полис, который оплачивал бы 100-процентно все связанные со здоровьем сценарии. Например, хирургическая операция за 5 тысяч евро — если включать в страховку все подобные риски, она бы стоила очень дорого».

Отсюда — компромиссы между ценой и наполнением продукта: «Например, в первый год у нас лимит покрытия амбулаторных услуг специалистов — 500 евро, стационар — 1500 евро (до 300 евро за каждый случай), стоматология — 150 евро (и страховщик оплачивает только половину). Стоит это 169 евро — довольно дешево, но покрытие очень узкое. За более широкое — 199 евро. На 3-й год спектр уже значительно шире — но и полис может стоить 200-300 евро, иногда и 400, а самые дорогие есть и за 750-1500 евро».

Если же полис покупает работодатель, — чаще всего он за одного работника заплатит в среднем дешевле, чем человек, который покупает аналогичный продукт сам, — именно из-за риска антиселекции, объясняет Густсонс.

Вначале индивидуальный клиент заполняет форму, отвечает на детальные вопросы о здоровье (в том числе здоровье родителей, чтобы оценить риски наследственных заболеваний), насколько он о нем знает: «Например, было ли у кого-то из родителей повышенное давление. Потому что генетика говорит о том, что такие проблемы с определенной вероятностью могут быть у детей. Если есть конкретные болезни — как и когда лечились, у какого врача, его адрес — мы проверяем, что именно там было».

Если клиент скрыл наличие болезни, чтобы компания оплатила ее лечение — есть риск, что обман будет раскрыт, и в компенсации будет отказано: «Как мне рассказывали коллеги из Германии, там многие вводят в заблуждение — и на это реагируют жестко: полис не просто аннулируют. Ты и в будущем не сможешь больше страховаться — ни у кого. И если такому человеку понадобиться серьезное лечение, — а в Германии это могут быть счета на десятки тысяч евро — будут серьезные проблемы».

На латвийском рынке историй такого уровня, скорее всего, не было, хотя меньшего масштаба — случались. «Например, у человека травма спины, нужна операция. Врач готов ее сделать через 6 месяцев, — и советует больному: вы никому про это не говорите, купите полис, чтобы самому не платить. У нас была такая история. Но подобных случаев не так много, чтобы мы считали это большой проблемой», — рассказывает Густсонс.

ERGO. Купил полис, а через 10 дней лег в больницу

В ERGO за год получают в среднем 700-800 заявок от желающих. Договоров в итоге заключается примерно 350.

«У большинства тех, кто интересуется, уже есть какие-то заболевания. Они надеются, что все их медицинские расходы будут оплачены. Но мы сразу объясняем — полис предназначен только для тех болезней, которые еще не проявились, но могут возникнуть в будущем. И тогда многие понимают: это не то, что они хотели», — объясняет Гинт Конрадс, директор департаментов страхования здоровья и жизни ERGO в Балтии.

Практика ERGO такова: клиент заполняет анкету о здоровье, ее изучает врач, при необходимости связывается с претендентом и уточняет детали. «Если у человека повышенное давление, это не значит, что все, с ним связанное, мы оплачивать не будем. Давление — слишком общее описание. Но довольно часто человеку уже поставлен конкретный диагноз, есть хроническое заболевание, и тогда, да, мы говорим, что расходы по этому диагнозу не будут компенсированы», — объясняет Конрадс.

Для индивидуальных клиентов у ERGO есть два вида продуктов — Priora и Priora pluss (во втором повышен процент покрытия по ряду услуг, в том числе в стоматологии). Минимальные цены — соответственно, 132,48 и 294,6 евро. Если по анкете видно, что состояние здоровье на слишком хорошее и есть довольно много заболеваний — цена возрастает.

Например, если человек хронический курильщик — это плюс 50-70 евро к цене полиса.

Градации, когда с каждый последующим годом сотрудничества увеличивается покрытие полиса, в ERGO нет. «Мы очень внимательно изучаем предоставленную клиентом информацию о его здоровье, привычках — и на этом строим свои цену и предложение. Конечно, риски есть, в том числе человек может о чем-то нам не сказать. Или могут быть недоразумения. Но большинство достаточно добросовестны», — отмечает Конрадс.

Впрочем, мошенничества тоже случаются: «Бывает, человек что-то скрыл, но потом страховщик, получая первые счета за лечение, может задаться вопросом — а могла ли такая болезнь проявиться в такой форме так внезапно?

Например, кто-то получил полис, а через 10 дней сообщает, что ему нужно в больницу. Маловероятно, что эта необходимость была осознана за эти 10 дней, все-таки обычно до больницы есть длительная предыстория лечения. Тогда мы проверяем, так это или нет. Таких случаев немного, до трех в месяц (получается, не говорят всей правды до 10% клиентов). У некоторых это мышление времен Rīgas Slimokase, когда услуга покупалась прямо в поликлинике или больнице».

Случаев, когда компания оплатила медицинские расходы, а потом требует с клиента деньги — в практике ERGO не было. «Мы получаем заявку на возмещение расходов, и если у нас есть сомнения в ее корректности — мы проверяем до того, как заплатить», — объясняет Конрадс.

Не только психология. Почему мало кто страхует себя сам

Со временем индивидуальное страхование здоровья в Латвии может стать массовым явлением, но процесс будет долгим, полагает глава ассоциации Янис Абашин.

Развитие тормозится по нескольким причинам. Первая: в последние годы государство все лучше финансирует «свою» медицину. Вторая: наниматели по-прежнему настроены мотивировать своих сотрудников и заботиться об их здоровье — и покрывают значительную часть работающего и платежеспособного населения. «Но если все больше людей будут заняты индивидуально, и не в привязке к одному предприятию, а в 2-3 местах, в разных проектах — тогда спрос будет расти. Но это все равно будет медленно. Я бы скорее верил, что через 3 года число индивидуальных полисов у нас вырастет с двух тысяч до трех, а не по экспоненте», — прогнозирует Абашин.

«Большую часть медицинских услуг, по сути, можно получить от государства — да, иногда с очередями, но, тем не менее, можно, — соглашается Гинтс Конрадс из ERGO. — И еще психология: обычно сравнительно здоровый человек думает: мне это не понадобится. Такое наше мышление: застраховать машину или квартиру гораздо важнее, а себя — как получится. Наш человек начинает об этом думать, когда уже есть диагноз. Если система здравоохранения в какой-то момент не сможет предлагать весь сервис, люди станут интересоваться покупкой полиса. Но пока таких предпосылок, думаю, нет».

Насчет бесплатной медицины не вполне согласна Илма Свекре, руководитель Отдела возмещений по персональным делам If: «Многие наши клиенты тоже думают, что у нас в стране государственная медицина бесплатная — но ничего бесплатного нет. Если клиент ложится в больницу, он все равно платит 10 евро за день. Если на 10 дней — это 100 евро. Компьютерный или магнитный резонанс — еще примерно 30 евро (без направления может быть и в 5-10 раз дороже —  С.П.). И после этого тебе еще нужно ходить к врачу, делать процедуры… Мы все это обычно объясняем, если клиент спрашивает, почему страхование такое дорогое. Такая у людей психология — клиент воспринимает эту услугу не как “защиту от незапланированного”, а как кошелек для планируемых расходов.

Я работаю в отделе, который принимает первые звонки от интересующихся, и там очень часто звучит этот текст: завтра у меня операция, у меня болит зуб, болит спина, мне на завтра нужен полис, сколько это стоит, а это вообще окупится?»

Многие в Латвии вообще не в курсе, что данная услуга доступна жителям в индивидуальном порядке — ведь ее практически не рекламируют. Тут двоякая ситуация, говорит Виктор Густсонс из Compensa Life: «Усиленно рекламировать — это расходы. При этом страхование здоровья — один из самых сложных продуктов, его довольно сложно администрировать так, чтобы он был рентабелен. Допускаю, в том числе, из-за этой сложности [у отрасли] нет большого интереса привлекать жителей индивидуально, заработок там сравнительно невелик».

Продукт будет более востребован с ростом экономики, предполагает Густсонс. И в том числе за счет тех бывших работников предприятий, у которых раньше была страховка коллектива: «Они уже чувствуют себя незащищенными без нее, они привыкли к ней, и в итоге платят сами. Таких с каждым годом все больше, это тенденция во всей Балтии». Но пока коллективные договора — и частного бизнеса, и госсектора — возможно, покрывают большую часть тех жителей, кому это интересно, считает представитель Compensa Life.

«Сам сегмент довольно ограничен: людей, не покрытых корпоративным страхованием, не так много», — считает и Неллия Балико из If. Кроме того, она отмечает особенность продукта: если работодатель страхует своих сотрудников более широко, то с индивидуальными клиентами условия другие: «Это тоже снижает интерес, в частности, у тех, о чьем здоровье раньше заботился их наниматель. И, кроме того, это не самый дешевый продукт.

Многие, узнав цену, понимают, что не могут его себе позволить.

Кто-то может ожидать, что продукт будет стоить несколько десятков евро, но обычно цена — более ста евро, и выше, что также связано с ценами на медицинские услуги».

Написать комментарий