lenta.ru03 января 2021

Хуже не будет?

Закончился 2020 год, переполненный тревожными и пугающими новостями. Политические скандалы, войны, теракты, чрезвычайные происшествия и, конечно, пандемия COVID-19 — из-за всего этого многие считают прошедший год худшим в новейшей истории. Однако где гарантия, что следующий год не будет таким же? «Лента.ру» собрала прогнозы-предположения, которые показывают: 2021-й вполне может оказаться сиквелом 2020-го, таким же безумным и тяжелым.

Коронавирус останется с нами?

Появление сразу нескольких вакцин в декабре подарило надежду на то, что вирус получится победить. Пока государства начинают массово прививать население, врачи открывают новые способы излечения от COVID-19 и используют наработанный опыт, чтобы более эффективно спасать больных. Тестирование выходит на новые уровни: западные компании готовятся выпускать достаточно точные и недорогие домашние экспресс-тесты.

Однако не стоит ждать от всего этого быстрых результатов: коронавирус распространяется крайне стремительно, и пройдет много месяцев, прежде чем этот процесс повернется вспять. Об этом предупреждали во Всемирной организации здравоохранения, с таким неутешительным прогнозом согласен и ключевой американский эксперт-инфекционист Энтони Фаучи. Он заявил, что вернуться к нормальному образу жизни получится лишь в том случае, если программы вакцинации будут очень эффективными.

75-80 процентов населения должны быть вакцинированы для возвращения к привычной жизни к концу 2021 года

Если же процент привившихся будет ниже — например, 40 или 50 процентов, — то, по словам Фаучи, трудно предположить, сколько еще времени придется ждать развития коллективного иммунитета, который позволит избавиться от глобальной эпидемии. Все меры предосторожности придется соблюдать даже тем, кто уже привился, — несмотря на персональную неуязвимость к коронавирусу, они все еще смогут быть его переносчиками.

В ожидании свободы от карантина люди продолжат приспосабливаться к новым реалиям. Пандемия меняет как наши жилища (уже в 2020 году нормой стали специально оборудованные дома места для звонков по видеосвязи), так и нашу повседневность.

Кстати, из-за того, насколько неэффективно в условиях коронавируса проходит школьная учеба, в этот процесс готовы поскорее вмешаться роботы. По крайней мере так считают эксперты: согласно отчету компании McKinsey, в ближайшие три года до 48 процентов всех задач школьного учителя может взять на себя искусственный интеллект.

Китай потопит США?

Технологии — ключевой момент еще одного пугающего новогоднего предсказания: Китай, похоже, скоро подчинит себе погоду. В декабре издание Bloomberg сообщило, что КНР расширяет свои программы по контролю над природными явлениями.

Речь, конечно, не идет о сейсмических пушках, генераторах цунами и прочей научной фантастике — в Поднебесной просто все чаще вызывают дожди в засушливых регионах или, наоборот, разгоняют тучи. К тому же в 2005 году Китай ратифицировал соглашение, запрещающее военное использование контроля за погодой.

Однако и «мирное» вмешательство в естественный ход осадков может вызвать непредсказуемые последствия не только для Китая, но и для всего региона. Соседние страны опасаются, что эксперименты с облаками могут повлиять на экологическую обстановку — вдобавок к тому загрязнению, которое «производит» индустрия страны. А ведь китайские фабрики наносят экологии весьма серьезный ущерб.

28 процентов всех непереработанных пластиковых отходов мира приходится на Китай

Весь этот мусор — лишь последствия небывалого роста китайской экономики.

Впрочем, китайцам, вероятно, не понадобятся ни погодные технологии, ни Мировой океан, чтобы «потопить» США: влияние Пекина и так заметно уже во многих странах мира и вполне сравнимо с тем, которое оказывает единственная на сегодняшний день сверхдержава. При этом Китай не собирается останавливаться. Эксперты ожидают, что в 2021 году он «перевернет ход игры» — изменит баланс сил, создав свою криптовалюту и впервые допустив в страну иностранный капитал. КНР к тому же развивает такие важные для глобального доминирования технологии, как сети 5G и искусственный интеллект.

Президент США Дональд Трамп, кстати, намекает, что обычными улучшениями китайцы не ограничиваются. По его мнению, именно Пекин мог стоять за масштабной кибератакой на сайты американских государственных ведомств. Противостояние «орла» и «дракона» продолжается: США и их союзники все больше давят на китайцев из-за внешней экспансии и авторитаризма, а значит, могут быть проведены и новые кибератаки. Если, конечно, верить Трампу.

Америку возглавит чернокожая женщина?

Как показали прошедшие в ноябре 2020-го выборы в США, избиратели Трампу уже не верят — и даже Верховный суд уже вряд ли поможет ему удержаться у власти. На смену ему придет Джо Байден. Избранная вместе с ним вице-президент Камала Харрис изначально была его противницей с более левого фланга Демократической партии, но в итоге получила роль второго лица государства.

Из-за почтенного возраста нового главы США — ему не так давно исполнилось 78 лет — некоторые опасаются, что проблемы со здоровьем помешают ему пробыть на посту весь срок. В случае, если что-то случится с Байденом, к Харрис, согласно американским законам, перейдет его должность, и она таким образом станет первой женщиной-президентом в истории страны.

Но Байден на покой пока не собирается: по официальным данным, существенных медицинских проблем у него нет, кроме недавнего перелома ноги, который он получил, играя с собакой. Впрочем, для возвращения к временам Барака Обамы ему не требуется уступать Харрис лидерство: он сам проводит «прогрессивную» политику идентичности, которой от него ждут в более молодой части партии. В частности, выбирая кандидатуры для своей администрации, он, как и обещал, руководствуется принципами инклюзивности.

Обещаю вам, это будет самый разнообразный кабинет с точки зрения расы, цвета кожи и гендера за всю историю Соединенных Штатов Америки.

Либеральной прессе и лидерам мнений не кажется, что он делает достаточно в этой области, — как часто бывает с вопросами социального прогресса, от него будут требовать все больше и больше. Вероятно, демократ восстановит многие политические решения Обамы, отмененные Трампом: усилит «позитивную дискриминацию» белых американцев и ограничения свободы слова в университетских кампусах, вернет правила пользования школьными туалетами, благосклонные к трансгендерам.

Все это вряд ли поможет администрации Байдена получить популярность у противоположного политического лагеря. А значит, стоит ожидать, что раскол в американском обществе продолжит расти, даже если с пандемией коронавируса удастся справиться на отлично.

То, что творится во внутренней политике США, в итоге касается всего глобализованного мира. А на то, чтобы эта ситуация не менялась, работает внешняя политика. Перемену в ней при демократах, возможно, первыми заметят в России: воспитанный холодной войной с СССР Байден остается радикальным противником российского влияния и называет РФ главной угрозой либеральному миропорядку. На практике это значит, что усилятся попытки американцев влиять на положение дел в российском государстве и у его границ.

Зато особых препятствий в своей экспансии не ощущает Турция: претендуя на роль регионального лидера, она распространяет влияние на соседние государства и продвигает идею единства тюркских народов. Это уже имело последствия в виде карабахского конфликта, но он не только не завершился окончательно, но и вряд ли станет последним очагом напряженности в сфере турецких интересов. Анкара продолжает активно вмешиваться и в происходящее на Ближнем Востоке — в частности, в Сирии и Ливии, где продолжают полыхать военные конфликты.

Важным игроком в этой части света остается Иран. Исламская Республика все активнее выступает против Израиля и стран Запада, продолжает развивать свою атомную программу и влиять на мусульман в соседних странах. Громкие убийства военных и ученых, в которых Тегеран винит иностранные спецслужбы, сплотили население перед лицом общего врага, и в стране утихли протесты. Если они поднимутся снова и в Иране сменится режим, это поможет стране выйти из клинча с европейскими государствами, но непредсказуемым образом отразится на ситуации в регионе.

Черная Африка, где и в 2020 году было неспокойно (исламисты в Мали, гражданская война в Южном Судане и в Центральноафриканской Республике), в 2021 может стать полем для столкновения международных сил. На этом поле играют и Россия, отправившая инструкторов одной из сторон конфликта в ЦАР, и Китай, давно вошедший в африканские страны с инвестициями, и европейцы, привыкшие взаимодействовать с бывшими колониями.

Впрочем, в XXI веке воюют не только огнестрельным оружием на конкретных территориях. Внезапные неполадки в инфраструктуре противника, вызванные кибератакой, слив чувствительной информации или целая пропагандистская кампания — главные войны в наше время ведутся за компьютерами.

***

Компании, государства и простые люди ориентируются на годовой цикл, оценивая ситуацию, но за бесконечными шутками про невзгоды 2020-го не стоит забывать, что историческому процессу нет дела до наступления очередной даты. Как бы нам ни хотелось, направление жизни человечества не поменяется от того, что на календаре теперь другая цифра. Если 2021 год действительно окажется продолжением 2020-го, достойно вынести его испытания скорее получится у тех, кто не питает ложных надежд.

Написать комментарий