Прямая речьRTVI/LZ9 дней

Худрук Русского театра: фашизм – это вирус, который спит в любом государстве

В любом государстве, даже самом демократическом, спят семена фашизма. И в определенных условиях, подобно вирусу, они могут проснуться. Тогда начинается ужас, мрак и ад. Нужно сделать все, чтобы это не произошло, сказал в интервью передаче «Лучше знать» на телеканале RTVI художественный руководитель Рижского русского театра имени Чехова Сергей Голомазов.

О спектакле «Виши»:

- В момент, когда мы только начали репетировать, произошли события в Беларуси. Меня потрясло то, что там происходило. То, что происходило в 800 км от Риги, я знаю не из пропагандистских передач российского телевидения или белорусских порталов, а из первых рук. К нам ездят много людей из Беларуси, или у нас в театре работают. Вот это нас и подтолкнуло. Или то, что творится в других странах вне зависимости от уровня цивилизованности и социального совершенства. Дело в том, что фашизм – это вирус, который спит в любом государстве, в любой социальной среде постоянно. Если удается создать условия, когда он не активен – слава Богу. Но ситуация может измениться в любой момент, и в этом ужас. В стране может быть совершенная демократия, но через какой-то период времени эта зараза может вылезти. Я знаю, что это ужас, мрак и ад. И я не хочу в этом жить. Поэтому мы и сделали этот спектакль.

О цензуре:

- Я не могу сказать, что категорически против цензуры. На мой взгляд, ограничения в некоторых поисках человеческой фантазии необходимы. Но я против политической цензуры, и конечно, я против цензуры государства в творчестве. Но я за некую внутреннюю цензуру. Если творчество художника лишается оков, оно становится прибежищем химер.

О том, почему среди посетителей театра мало вакцинированных:

- Главная причина – в предвзятости по отношению ко всему событию, связанному с коронавирусом. В недавней истории известны события, когда крестьяне прятали детей от санитарных комиссий, которые приезжали в деревню вакцинировать детей от коклюша, холеры и огромного количества болезней, с которыми человечество на данный момент, слава Богу, справилось. Я могу объяснить это предвзятостью, невежеством, хотя это мое субъективное мнение. Среди антипрививочников есть достаточное количество образованных людей, которые готовы втоптать таких, как я – пропагандистов прививок – в грязь, землю, но реальность такова, что никуда мы от этого не денемся.

Не очень удачная коммуникация со своим обществом имеет место быть не только здесь — и в России, в какой угодно стране, если угодно, Евросоюза. Посмотрите, что творится, во Франции, в Германии – многотысячные демонстрации протеста. Дело в том, что мы сталкиваемся с такого рода событиями, с пандемией такого масштаба, в первый раз. Вероятно, такого рода эпидемия была в 20-х годах 20-го столетия, когда была «Испанка», которая унесла жизни более 20 миллионов. Сейчас, насколько я понимаю, масштабы жертв, думаю, примерно такие. Только населения было гораздо меньше. После этого таких эпидемий не было. Мы думали, что справились со всеми проблемами, которые существуют на свете, но получилось, что это не так. Поэтому мы, наше сознание не готовы к таким событиям. Мы просто не знаем, что с этим делать.

О том, что происходило с театром в период пандемии:

- Честно говоря, период очень мучительный, потому что природа творческой, особенно актерской профессии такова – если ты находишься не в процессе, ты эту профессию медленно, но верно теряешь. Мы должны быть все время в тренинге. Без еженедельного общения со зрительным залом теряется стимул, некая важная составляющая ремесла. Мы, как и все, пытались репетировать, потом начинался карантин, мы останавливались и все прекращалось. Потом были какие-то послабления, мы возвращались, потом опять уходили в карантин. Это все продолжалось. Потом театр с помощью всякого рода продюсеров и театроведов перекочевал в интернет, и там стали появляться так называемые спектакли, которые, конечно, никакого или почти никакого отношения к театру не имеют. А потом все закончилось. Я очень надеюсь, что в октябре не будет очередного локдауна. Потому что если будет локдаун, то закроется не только Tokyo city, но и все остальное.

О заполняемости театра:

- Ползала, может быть, даже чуть больше, собрать удается. Но требования достаточно жесткие, потому что в театр допускаются только люди, имеющие QR-код. Только они могут посещать мероприятия в закрытом пространстве. (..) На «Паулсе» биток. На остальных, конечно… Ц нас был шикарный 19-й год. Последние 10 лет у театра не было таких сборов. И сейчас ощущение, что мы очнулись в другом пространстве. Раньше я не понимал, что значит «перезагрузка». Теперь, в данных обстоятельствах, я это понимаю. Реальность заставляет нас «перезагружать» театр, репертуар, отношение к миру.

Написать комментарий