Латвияlz.lv/LETA23 марта 2021

Генпрокурор по делу родителей утонувшего мальчика призвал Сейм исправить закон

Генеральный прокурор Юрис Стуканс, "как любой нормальный человек", был шокирован телевизионным сюжетом, в котором родители утонувшего мальчика в бассейне Вентспилса в 2017 году были обвинены в незаявке получения компенсации, поэтому сегодня он призвал парламентариев немедленно внести поправки в закон.

Телеканал TV3 "Nekā personīga" ранее сообщал, что в 2017 году родители мальчика, утонувшего в бассейне Вентспилса, были приговорены к тюремному заключению за недекларацию полученной компенсации, поскольку прокуратура обвинила их в причинении крупного материального ущерба. Теперь прокуратура объявила о прекращении уголовного дела в отношении родителей, условно освободив их от уголовной ответственности.

Стуканс пояснил, что после просмотра сюжета в понедельник, 22 марта, он связался с ответственным прокурором и ознакомился с материалами дела в электронной системе. Генеральный прокурор заявил, что адвокат "злоупотребил публичным пространством", а также предоставил сми неполную информацию.

Генпрокурор поинтересовался, почему Сейм принял такое правовое регулирование, согласно которому в декларации необходимо указывать и доходы, которые могут не облагаться налогом, если их общая сумма превышает 10 000 евро. Оба человека получили соответствующую компенсацию в 2018 году.

По словам генерального прокурора, он допускает, что адвокат, возможно, ввел в заблуждение обоих фигурантов дела относительно сроков подачи декларации. Закон предусматривает, что декларация должна быть подана в следующем году в определенные сроки, о которых Стуканс специально упомянул на заседании комиссии.

Генеральный прокурор заявил, что женщина в установленный законом срок подала декларацию, но не заявила в ней полученную компенсацию. Мужчина не уложился в установленный срок для подачи декларации и при подаче декларации не показал дохода от компенсации.

Комментируя вопрос о том, было ли совершено уголовное преступление в виде недекларирования компенсации, Стуканс сослался на предыдущее решение Верховного суда в отношении заявлений. Он также заявил, что адвокат был обязан знать прецедентное право.

Верховный суд указал, что если подача декларации связана с недостоверной информацией, то последующее исправление и уточнение декларации не может изменить первоначальный статус декларации, следует из объяснения Генпрокуратуры. Он указал, что если бы эта ситуация не касалась крупных сумм, то и уголовной ответственности законом не предусматривалось бы.

Стуканс призвал депутатов Сейма принять меры и немедленно исключить соответствующую норму из Уголовного закона или внести в нее изменения. Комментируя мнение подкомитета о том, как должна была действовать прокуратура, генеральный прокурор заявил, что в данном случае "намерение" было продемонстрировано тем фактом, что два человека не указали размер полученной компенсации при подаче заявления.

Из того, что сказал Стуканс, следует, что обе стороны могли согласиться с возможностью налогообложения компенсации, поскольку им, возможно, не сообщили, что компенсация не должна облагаться налогом.

Генеральный прокурор также сообщил, что эти два человека были допрошены 10 марта, поняли, признали себя виновными и заявили, что не хотят давать показания. Стуканс подчеркнул, что чуть больше недели спустя адвокат неожиданно предоставил совершенно иную информацию с просьбой прекратить производство относительно женщины из-за прохождения реабилитации. В запросе адвоката есть ссылки на решения Верховного суда, чтобы он мог ознакомиться с установленной в них судебной практикой, - подчеркнул руководитель правоохранительного органа.

Генпрокурор указал, что прокурор не хотел требовать приговора, но сразу предложил единственное решение - освободить его от уголовной ответственности.

Стуканс пояснил, что после того, как полиция отправила информацию в Службу государственных доходов, СГД также имела возможность принять решение не начинать процесс. Вопрос о том, что может сделать прокуратура, если процесс уже начался - руководствоваться ли логикой или законом?

Стуканс подчеркнул, что в данном случае был выбран наиболее мягкий вид, разрешенный законом, а именн освобождение от уголовной ответственности.

Написать комментарий