rus.tvnet.lv06 января 2021

Эксперты предупреждают: бедные станут еще беднее, богатые разбогатеют

Пандемия еще больше углубит глобальное экономическое неравенство – как географически, так и социально, пишет Rus.Postimees. Вакцинация в ближайшие месяцы поможет уменьшить распространение вируса, но экономическое влияние, вероятно, сохранится надолго.

Лауреат Нобелевской премии Ангус Дитон сказал в недавнем интервью Financial Times, что ограничения, введенные для борьбы с пандемией, сильнее всего ударили по низкооплачиваемым работникам. По оценке МВФ, также в прошедшем году неравенство доходов росло более резко, чем во времена прежних экономических и финансовых кризисов. Таким образом, из-за пандемии была уничтожена большая часть работы по уменьшению неравенства между странами и домохозяйствами, которую с помощью МВФ и других организаций пытались проводить десятилетиями в развитых странах.

В Эстонии тоже больше всех теряли работу синие воротнички, т. е. простые рабочие, а также работники сферы продажи, где в обоих секторах безработица составляет сейчас свыше 19%, а среди квалифицированных рабочих безработица составляет почти 15%. В то же время среди белых воротничков, т. е. руководителей, специалистов высшего и среднего звена и техников, уровень безработицы составляет менее 10%. При этом среди тех, кто обслуживает клиентов, и конторских работников безработица достигает всего 5,4%.

Бедные работники становятся беднее

По данным Международной организации труда, в мире в наиболее пострадавших секторах – туризме, общепите и розничной продаже – занято около 600 миллионов человек. В этих секторах работает особенно много женщин, этнических меньшинств, иммигрантов, работников с низкой квалификацией и молодых людей, которые экономически весьма уязвимы.

Экономист по рынку труда ОЭСР Себастиан Кениг сказал Financial Times, что на работников с низкой квалификацией сильнее всего повлияли вызванные пандемией сокращения и уменьшение доходов. Материальное положение значительно ухудшилось и у большой части тех почти двух миллиардов работников, которые заняты неофициально и у кого ограничен доступ к социальной защите или компенсациям. Именно исчезновение или уменьшение так называемых зарплат в конвертах, по прогнозу Всемирного банка, подтолкнет к крайней бедности еще до 150 миллионов человек.

Неравенство между странами растет

Также увеличилось неравенство между странами. Более бедные страны вошли в пандемию с худшими системами здравоохранениями, по многим из них вдобавок ударило уменьшение дохода от туризма и экспорта. Если обычно жителям развивающихся стран помогают их живущие за границей родственники, то теперь и эти доходы значительно снизились. К тому же у многих стран вырос госдолг.

Богатые страны в то же время сумели, увеличив свои общественные расходы, лучше защитить свою экономику от последствий пандемии. По словам экономиста МВФ Кристиана Алонсо, обусловленное пандемией ускорение темпа перехода на новые технологии еще больше может вызвать имущественное неравенство между богатыми и бедными странами, направив больше инвестиций в развивающиеся страны, где процессы автоматизации происходили уже давно. Кроме того, неравенство увеличивает тот факт, что у стран крайне неравные возможности вакцинации.

Разница между поколениями углубляется

Если старики значительно более уязвимы перед коронавирусом в плане здоровья, то материальный ущерб несут в большинстве стран прежде всего молодые люди. Вызванная пандемией безработица в странах ОЭСР среди людей 15-24 лет выросла почти на 15%, в то время как среди тех, кому за 25, безработица составляет лишь около 6%.

У потери рабочих мест, вызванной пандемией, по оценке ученых, могут быть долгосрочные последствия. "У людей, которые начинают свою карьеру во время экономического спада на низкой зарплате, и через десять лет будет более низкий доход, зачастую у них проблемы с самооценкой и они совершают больше преступлений", - сказал доцент экономики Северо-западного университета США Ханнес Швандт.

У офисных работников дела в кризис шли лучше. Многие из них могут работать удаленно, что сокращает, например, расходы на транспорт. Их доходы также были более стабильны, они больше экономили и благодаря этому чувствуют себя в плане будущего более уверенно.

По оценке Всемирной организации труда, до 40% людей, входящих в категорию наиболее высокооплачиваемых, во время пандемии могли работать из дома. Это в два с лишним раза больше, чем среди людей с более низким доходом. Кроме того, во многих странах уменьшилось именно число рабочих мест с низкой квалификацией, в то время как число рабочих мест, требующих высшего или профессионального образования, выросло.

Как и в Эстонии, во многих странах сбережения, накопления домохозяйств в кризис выросли. Исследования некоторых стран показывают, что прежде всего выросли сбережения людей с высоким доходом. Богатые увеличили накопления в том числе за счет более широких возможностей для инвестиций. Рынки акций после резкого спада в начале пандемии быстро восстановились, а многие важные индексы акций в конце года установили рекорды. У бедных или оставшихся без работы людей такие возможности для инвестирования отсутствуют.

Главный экономист МВФ Гита Гопинат призывает правительства больше делать для того, чтобы помочь безработным переобучиться и направить людей искать работу в новых растущих секторах, поскольку иначе долговременным экономическим наследием пандемии станет закрепление глобального неравенства.

Кризис на многих повлиял в разных направлениях

Михкель Нестор

Экономический аналитик SEB

Картина по экономическим секторами и даже внутри них очень разная. Некоторые розничные продавцы весьма обеспокоенно говорят о серьезном кризисе. В то же время если взглянуть на средний рост объемов продаж в розничной торговле, то год был прекрасным. Кризис ударил по определенным сегментам. Если у человека был алкогольный магазин в Таллиннском порту, то во время пандемии у него действительно возникла очень большая проблема, в то время как у владельцев интернет-магазинов в коронакризис наблюдался сильный рост.

Вопрос богатства и бедности – глобальная философская тема. Думаю, что все согласятся с тем, что без вмешательства Европейского центробанка речь шла бы о катастрофе и мы действительно получили бы полномасштабный кризис и увидели бы еще большие цифры безработицы. Имущественное неравенство между людьми – это проблема, и она, очевидно, будет вызывать политические бури. Сейчас оно будет только набирать обороты: у богатых людей, имеющих акции и недвижимость, стоимость их имущества в ходе коронакризиса выросла. Те, у кого имущества не было или было низкооплачиваемое место работы, например, в гостиничном деле или общепите, они явно окажутся проигравшими в этом кризисе. Им на самом деле никак это не компенсировали.

Неравенство среди людей, скорее, вырастет. Если человек работает, например, в сфере обслуживания, я не вижу, что в этом году в этом секторе возникло давление, повышающее зарплату. Там фирмы не могут этого сделать и хватает свободных работников. В то же время те отрасли экономики, где в кризис не было особенных сокращений и рост зарплат существенно не замедлился, там останется та же проблема, что была и до кризиса: хороших работников негде взять. Здесь самый понятный пример – IT-сектор, где давление на зарплаты по-прежнему наиболее сильно. Кажется, что людей, которые уже получали более высокую зарплату и имеют более высокое образование, ждет приличный рост зарплат.

Если искать в этом кризисе нечто положительное, я думаю, что из-за небольшого экономического спада мы на относительном уровне стали на шаг ближе к богатым странам Европы, в число которых мы всегда стремились.

Написать комментарий