Война против Украины поставила под угрозу исследования в Арктике

Санкции против России, введенные в ответ на ее вторжение в Украину, негативно сказываются на арктических научных программах. Ставится под угрозу комплексное международное научное сотрудничество с участием швейцарских учёных, сосредоточенное на одном из регионов, наиболее чувствительно реагирующих на негативные последствия изменения климата, сообщает Swissinfo.

Прошлым летом Беат Фрей (Beat Frey) месте с еще 70 учёными из разных стран мира поднялся на борт российского ледокола, чтобы принять участие в научной арктической экспедиции, организованной совместно со Швейцарским полярным институтом (Swiss Polar Institute SPI).

Впервые эксперт авторитетного Швейцарского федерального института исследования проблем леса, снега и ландшафта (Eidgenössische Forschungsanstalt für Wald, Schnee und Landschaft) смог побывать в труднодоступных районах российской Арктики. «Это была чрезвычайно интересная поездка», — рассказывает он. Беат Фрей и его команда изучают микроорганизмы в почве и вечной мерзлоте. В России они собирали в частности образцы вечной мерзлоты, исследовали воду и воздух.

«Мы вернулись в Швейцарию с большим количеством ценной информации», — говорит он далее. «Но при этом сами образцы почв и растительности остались в России. А они важны для точного установления химических свойств почвы». Теперь он опасается, что война против Украины помешает отправить эти образцы в Швейцарию для дальнейшего исследования. «А без них нам трудно интерпретировать те данные, которые мы собрали и которые находятся сейчас в нашем распоряжении», — говорит он. Работа его лаборатории и ее результаты команды имеют решающее значение для понимания последствий быстрого таяния арктической вечной мерзлоты, которая в свою очередь вносит весомый вклад в процесс изменения климата.

Прощание с российской Арктикой?

Беат Фрей — не единственный ученый, работа которого поставлена под вопрос последствиями неспровоцированной агрессии против Украины. Уже были приостановлены сотни совместных проектов с участием российских и западных научных учреждений, отложен целый ряд научно-исследовательских экспедиций, о чем сообщает информационное агентство Reuters. Арктический совет, межправительственная структура по вопросам устойчивого развития региона к северу от Полярного круга, также сейчас приостановил всю свою деятельность. В настоящее время именно Россия возглавляет этот Совет, в который входят еще восемь арктических государств.

«Получил доступ к российской территории для проведения исследований было непросто уже до войны. Теперь сделать это стало еще сложнее», — указала порталу SWI swissinfo.ch Габриэла Шэпман-Струб (Gabriela Schaepman-Strub), доцент Цюрихского университета и замдиректора Швейцарского полярного института по вопросам научной работы. Организовывать встречи, семинары или конференции с российским участием стало также куда сложнее. Этим летом она, например, не сможет, как планировалось, поехать в северо-восточную Сибирь, где она уже несколько лет изучает влияние глобального потепления на интенсивность осадков и степень биоразнообразия. А без ее присутствия там нельзя будет провести замену поврежденного оборудования, так что под вопросом теперь и само проведения столь важных замеров.

«В этом году я не смогу ничего сделать, а это рискует свести на нет всю проделанную до сих пор работу», — говорит она. Российские партнеры по проекту пытаются еще спасти то, что могут, но из-за санкций, например, стало невозможно отправлять им необходимую финансовую поддержку. А без нее нечем платить за перелеты на удаленные арктические исследовательские площадки. «Я работаю в России уже 13 лет и не хочу терять те немногие научные площадки, которые у нас есть в Сибири. Но теперь я начинаю задумываться о том, что мне наверное придется ехать работать в другие регионы Арктики», — говорит она.

Фундаментальное сотрудничество

Габриэла Шэпман-Струб говорит, что «тесное сотрудничество шло на пользу и российским, и западным учёным. Россияне поставляют оборудование и обеспечивают инфраструктуру для исследований, включая ледокольные суда. Они также привносят свои специфические навыки и знания, например, только они имеют уникальный опыт бурения с целью получения ледяных кернов — такая технология активно используется в палеоклиматологии». А между тем в Арктике, где средняя температура воздуха растет в четыре раза быстрее, чем в остальном мире, мы сталкиваемся с феноменом «тикающих часов». Конечно, быстро тающие льды открывают новые возможности для морского транспорта и добычи природных ресурсов.

Однако, как ожидается, таяние вечной мерзлоты окажет заметное влияние и на процесс глобального потепления. Эксперт по вечной мерзлоте Беат Фрей объясняет, что арктические почвы очень древние, в них связано большое количество углерода. По мере потепления климата микроорганизмы вновь активизируются и начинают метаболизировать этот углерод, когда-то находившийся в атмосфере. В результате чего образуются парниковые газы, включая СО2 и метан. «При изучении климата очень важно понимать динамику всех этих процессов, не в последнюю очередь потому, что они имеют глобальный эффект», — говорит Б. Фрей. По оценкам учёных в арктической вечной мерзлоте хранится 1 700 миллиардов тонн СО2, что в два раза превышает объем всей двуокиси углерода, присутствующего в атмосфере в настоящее время.

По мере таяния вечной мерзлоты весь этот газ может попасть в атмосферу, что, в свою очередь, значительно ускорит темпы глобального потепления. По словам Габриэлы Шэпман-Струб, Россия играет очень важную роль в изучении вечной мерзлоты, можно конечно продолжать исследования и в других регионах Арктики, но все равно, без России они не имели бы особого смысла. «Две трети всей арктической вечной мерзлоты находятся в России», — говорит она. «Там слой вечной мерзлоты гораздо толще, а сибирская тундра заметно отличается от других арктических тундр». Кроме того в тех регионах России царит особый континентальный климат, несравнимый с климатом Аляски или Канады.

Будущее под угрозой

На данный момент Габриэла Шэпман-Струб внимательно следит за ситуацией, чтобы оценить, что ей делать дальше. «Никто не знает, что будет дальше: разрешится ли ситуация через пару месяцев или на это уйдет гораздо больше времени?» — говорит она. По её словам, срок действия меморандумов о взаимопонимании, заключённых Швейцарским полярным институтом с иностранными институтами, занимающимися исследованиями Арктики, истекает, так что планировать какие-то новые проекты в данный момент просто невозможно.

«Эта ситуация рискует свести на нет значительную часть всей проделанной до сих пор работы. А на то, чтобы вновь открыть и отладить все каналы институциональных связей, вообще уйдут годы». Российское вторжение в Украину прямо влияет на саму Г. Шэпман-Струб: многие учёные из числа ее коллег выступают против войны и им в результате грозит тюрьма или драконовские штрафы.

В своем открытом письме они указывают, что «мы, российские ученые и научные журналисты, заявляем решительный протест против военных действий, начатых вооружёнными силами нашей страны на территории Украины. Этот фатальный шаг ведёт к огромным человеческим жертвам и подрывает основы сложившейся системы международной безопасности. Ответственность за развязывание новой войны в Европе целиком лежит на России». «Одна коллега сказала мне, что в её институте за рубеж уже уехали примерно 10% всех сотрудников. Мы теряем опыт, мы теряем ученых, с которыми мы были бы только рады сотрудничать на международном уровне», — резюмирует Габриэла Шэпман-Струб.