Швеция опасается китайских инвестиций в свою энергетику

В Швеции назревает политический скандал из-за ключевого ингредиента в усилиях страны по отказу от ископаемого топлива: китайских денег. Об этом пишет Politico.

Все дело в сотнях миллионов евро, вкладываемых в шведские ветряные электростанции китайской государственной компанией China General Nuclear Power Group (CGN), при этом оппозиционные законодатели опасаются последствий для безопасности, если Пекин получит плацдарм для будущего производства энергии в Швеции.

Посредством заопросов в парламенте и постоянных заявлений в СМИ в течение последнего года члены правоцентристской Умеренной партии и ультраправых шведских демократов - двух крупнейших оппозиционных партий - сопротивляются распродаже ветроэлеткростанций CGN.

Китайская компания владеет долями в шести шведских ветроэнергетических проектах, включая 75 процентов Markbygden Ett, первого этапа более широкого преокта Markbygden на севере Швеции, который после завершения станет крупнейшей береговой ветроэлектростанцией в Европе.

«Когда дело доходит до производства электроэнергии, увеличение доли собственности зарубежных стран не является проблемой по определению, но может стать проблемой, особенно когда мы говорим о таких странах, как Китай», - сказал Ларс Хьялмеред, официальный представитель организации Moderates в области энергетики.

Представитель шведских демократов по вопросам энергетики Маттиас Бэкстрём Йоханссон назвал отношение его страны к китайским инвестициям в ряде секторов, включая производство электроэнергии, «наивным».

В Швеции производство электроэнергии стало острой проблемой в преддверии выборов в следующем году, и столкновения из-за планов по производству ветро- и ядерной энергии уже стали обычным явлением, поскольку правительство осуществляет амбициозный переход к полностью возобновляемым источникам электроэнергии к 2040 году.

Страна с 10-миллионным населением ожидает, что к 2045 году спрос на экологически чистую электроэнергию вырастет вдвое по мере того, как отрасли от черной металлургии до горнодобывающей промышленности и транспорта постепенно откажутся от ископаемого топлива.

Споры вокруг роли CGN усугубляют и без того непростые отношения Стокгольма с Пекином, а аналитики государственного шведского агентства оборонных исследований, известного как FOI, предупреждают о рисках, связанных с растущим участием Китая в ветроэнергетике.

«Если доля Китая в производстве электроэнергии в Швеции увеличится, эта страна сможет использовать свое влияние, чтобы оказать давление на Швецию», - сказал в начале этого месяца шведской ежедневной газете Dagens Nyheter Оскар Алмен, специалист по Китаю из FOI.

Наблюдатели говорят, что Китай мог бы использовать не только способ оказания политического давления в будущем, но и любую полученную через CGN информацию о клиентах - физических лицах, компаниях и государственных учреждениях - для поддержки своих политических целей, которые все больше расходятся с целями Западные народы.

Например, закон о национальной безопасности Китая от 2017 года обязывает китайские компании поддерживать усилия Пекина по сбору разведывательной информации.

CGN не ответила на просьбу прокомментировать озабоченность по поводу ее инвестиций.

Китайская силовая игра

В рамках стратегии Пекина «Сделано в Китае», запущенной в 2015 году, китайские предприятия стремились взять на себя ведущую роль в высокотехнологичных секторах, включая экологически чистую энергию, и государственная поддержка придает финансовую мощь таким компаниям как CGN.

В то же время Швеция наращивает мощность ветроэнергетики, и азиатские денежные вливания были бы полезны.

Согласно отчету отраслевой группы Шведской ассоциации ветроэнергетики, CGN купила свою долю в Markbygden Ett в 2018 году, и ее владельцы вместе инвестировали в проект около 7,8 млрд крон (770 млн евро).

Но теперь, когда шведская ветроэнергетическая промышленность частично запущена и работает, власти задаются вопросом, какую еще часть развивающегося сектора Китай может контролировать.

С аналогичными вопросами, вероятно, столкнутся и другие европейские страны, когда они проектируют и осуществляют переход на производство энергии с низким содержанием углерода, особенно если они сосредоточены на таких источниках, как ветер и ядерная энергия, где сильны китайские компании.

CGN также владеет долями в ветроэнергетических проектах во Франции, Бельгии и Нидерландах, сообщается на ее веб-сайте.

В Великобритании компания также владеет долями в атомных электростанциях Sizewell и Hinkley, что, по сообщениям СМИ, вызывает все большую обеспокоенность правительства в Лондоне.

В 2019 году США занесли CGN в черный список из-за обвинений, которые компания отрицает. Американцы обвинили CGN в том, что они пытались украсть технологии, которые могли быть использованы в военных целях.

Беспокойная история

В Швеции бурлящая озабоченность по поводу CGN и ветроэнергетики возникли в результате более широкой негативной реакции на предполагаемое увеличение коммерческого и политического влияния Китая.

Ряд шведских промышленных городов, в том числе Гётеборг, где находится китайская компания Volvo Cars, отказались от совместных проектов с китайскими городами из-за опасений по поводу нарушения прав человека в Пекине.

Стокгольм также запретил китайской компании Huawei создавать в Швеции интернет 5G после того, как решил, что эта телекоммуникационная компания может быть использована Пекином для слежки за объектами в Швеции.

В парламентском вопросе ранее в этом месяце умеренный депутат Ларс Бекман спросил, как шведское правительство планирует справиться с «последствиями для безопасности китайского государства, делающего столь значительные инвестиции в развитие ветроэнергетики Швеции».

Министр энергетики Андерс Игеман сказал, что правительство «осведомлено о проблемах, которые могут возникнуть с некоторыми иностранными покупками чувствительной инфраструктуры и чувствительных технологий», и отметил, что ранее правительство заявляло, что растущее глобальное влияние Китая создает «как возможности, так и проблемы».

В предложении, представленном в мае, правительство предложило ужесточить правила для иностранных покупок шведских активов, а также для сотрудничества между шведскими и иностранными компаниями, при наличии соображений национальной безопасности, сказал Игеман.

Предложение потребует, чтобы компании чаще консультировались со шведскими надзорными органами, прежде чем соглашаться на продажу своих активов.

Написать комментарий