ЛатвияНовости Латвии8 сент.

Парадоксы Сейма и закон о Православной церкви

Сегодня президент государства Эгилс Левитс с высокой трибуны Сейма попрощался с нынешним созывом латвийского парламента, отметив при этом, что несмотря на очевидную раздробленность, его деятельность оказалась на удивление стабильной и ... продуктивной. Сегодня же Сейм направил на рассмотрение в комиссию по правам человека и общественным делам предложенные президентом изменения в законе о Латвийской православной церкви.

Оценивая деятельность уходящего состава Сейма, Эгилс Левитс отметил три его особенности: крупнейшая правящая фракция распалась, зато правительство, созданное по инициативе одной из самых малочисленных партий, проработало 4 года, да еще в чрезвычайных обстоятельствах пандемии и войны на Украине. Были приняты необходимые для укрепления обороноспособности законы, проведена административно-территориальная реформа, а демократия, по словам президента, показала зубы и распустила Рижскую думу. Но не обошлось без ложки дёгтя: хотя законодательно была оформлена поддержка населения в период энергокризиса, по мнению Левитса, поисками альтернативных источников энергии надо было заняться уже давно.

Эгилс Левитс, президент Латвии: "Совершенно очевидно, что наша отсталость проявляется именно в тех областях, где необходимы координация и сотрудничество различных государственных ведомств. Я уже неоднократно указывал, что сконструированная в начале 20-го века система управления больше не соответствует требованиям 21-го века. Если мы хотим современное государство, нам нужно и современное управление. У следующего кандидата в премьер-министры я потребую конкретный план реформы государственного управления".

Президент особо отметил решимость общества в ликвидации, как он выразился, заноз оккупации и колониального наследства.

Эгилс Левитс, президент Латвии: "Война на Украине, как яркий луч, высветила остатки оккупации и колонизации в нашей собственной стране. Они вросли в нашу повседневность так, что часть общества уже свыклась с ними. Однако они 30 лет продолжают отравлять наше общество. 30 лет мы продолжали ходить по улицам, которые названы именами тех, кто осуществлял оккупационную власть, 30 лет мы мирились с тем, что незнание государственного языка — не препятствие получить работу, однако незнание русского языка может стать таковым".

Теперь ликвидирован памятник советским солдатам в Задвинье, закрыты российские пропагандистские каналы, система образования переведена на государственный язык обучения, министерство юстиции уже готовит закон об отмене языковой дискриминации в публичном пространстве, осталось – говорит Левитс - в срочном порядке разобраться со статусом Латвийской православной церкви.

Эгилс Левитс, президент Латвии: "В независимой Латвии необходима полностью независимая автокефальная православная церковь, какой она была до советской оккупации. С принятием этим изменений будет исключено какое-либо влияние или власть московского патриархата над нашей православной церковью".

О назначении или снятии с должностей главы церкви и ее предстоятелей синод должен будет в письменном виде извещать канцелярию президента, которая официально объявит об этих назначениях и передаст в институцию, ответственную за деятельность религиозных организаций. Согласно аннотации, такой порядок даст, в частности, убедиться, соответствует ли избранная личность требованиям национальной безопасности. До 1 октября в канцелярию президента должны быть переданы сведения обо всех архиепископах и епископах, а до 31 октября церковь должна согласовать свой устав с принятыми в законе изменениями. Сегодня предложенный президентом законопроект без прениев был передан на рассмотрение в комиссию по правам человека и общественным делам.

Артусс Кайминьш, глава комиссии по правам человека и общественным делам: "Уважаемые коллеги! Мы здесь не меняем никакие Божьи законы, мы меняем законы земные. И любой закон здесь относится к латвийской земле, а не к Божьей воле или чему другому. Этот законопроект — вопрос национальной безопасности. Комиссия национальной безопасности прислала письмо в комиссию по правам человека о том, что были дебаты и переговоры и с министерством иностранных дел, и с министерством юстиции, и с разработчиком — канцелярией президента. Поэтому прошу поддержать. А дебаты мы могли развернуть при первом чтении. Сейчас здесь не о чем дебатировать".

У депутатов возражений не было.