Мир5 окт.

Нобелевский лауреат: деление людей на разные виды — бессмысленное занятие

Нобелевская премия по физиологии и медицине в этом году была присуждена генетику с эстонско-шведскими корнями, одному из основоположников палеогенетики Сванте Пяэбо. Он разработал метод реконструкции генома из обрывков ДНК и с его помощью прочитал геномы неандертальца, денисовского человека и многих других древних людей.

Пяэбо и его коллеги впервые доказали, что можно выделить ДНК или наследственный материал даже из человеческих костей, возраст которых исчисляется тысячелетиями. В 1985 году ему удалось получить ДНК 2400-летней египетской мумии.

"Я считаю, что бессмысленно обсуждать, были ли неандертальцы другим видом, отличным от современных людей."

В 2002 году Пяэбо привлек большое внимание, когда объявил об открытии "гена речи" — FOXP2, который отсутствует или поврежден у людей с нарушениями речи. В последующие десятилетия Пяэбо удалось секвенировать полный геном неандертальца, ныне вымершего родственного человеку вида. Также ученый нашел новый человеческий вид — денисовцев, которые в свое время жили с неандертальцами и людьми и смешались с ними.

В последние годы Пяэбо исследовал, среди прочего, возможность выделения древней ДНК из отложений, и влияние характерных для неандертальцев вариантов генов на развитие мозга. Последнее может помочь понять, почему современные люди выжили, а неандертальцы вымерли.

В 2019 году Пяэбо был избран иностранным членом Академии наук Эстонии. В том же году портал Novaator опубликовал интервью с ученым.

"Культура значительно важнее генов, когда речь идет о самоопределении людей и их истории. Деление людей на разные виды — бессмысленное академическое занятие", — считает основатель палеогенетики Сванте Пяэбо.

Почему нас до сих пор так волнует вопрос о том, откуда мы пришли?

Это действительно интересно. Многие изучают свою генеалогию за последние несколько сотен лет. В этом же ключе и исследования того, откуда происходят все живущие сегодня на планете люди. Именно здесь на сцену выходят неандертальцы и денисовцы, наши ближайшие родственники. Если мы хотим понять, что характерно для человека в филогенетическом смысле, мы должны сравнить себя с ним.

Но все же, должны ли мы тратить время и силы, пытаясь найти конкретную долину или заболоченное место, где жил общий предок всех людей?

Я не думаю, что мы сможем найти конкретную​​ точку. Совершенно очевидно, что предки живущих сегодня людей пришли из Африки. Свой современный облик они приобрели 300 000-200 000 лет назад. Однако непонятно, где именно это произошло. Вероятно, территории были очень обширными. Затем эти современные люди начали мигрировать из Африки, более массово всего 100 000 лет назад, встретив, например, неандертальцев в Европе.

"Мы всё лучше понимаем, где были наши гены в прошлом, но я бы даже сказал, что они не очень важны для нашей истории."

В конце концов неандертальцы естественным образом вымерли, но до этого они смешались с современными людьми. Если ваши генетические корни находятся за пределами Африки, например, в Европе или Эстонии, около двух процентов вашей ДНК происходит от неандертальцев. Если нравится, можно говорить, что в нас есть неандертальская составляющая.

Хотя я не видел самых последних учебников, вы, должно быть, значительно усложнили жизнь детям. В прошлом у биологов были проблемы с определением видов, но ваши выводы, похоже, указывают на то, что слово "вид" устарело, по крайней мере, при делении рода Homo на группы.

Да! Представление о виде как таковом является академической конструкцией. Мы знаем, что в природе группы постепенно расходятся. Но затем довольно часто снова собираются и смешиваются. Для меня бессмысленно обсуждать, были ли неандертальцы другим видом, отличным от современного человека, или нет.

Известно, что мы смешивались. У нас могли быть общие потомки. И у тех, в свою очередь, тоже были свои потомки. Если вы хотите назвать их другим видом, потому что они выглядели и вели себя немного иначе, чем мы, это ваше дело. Я ничего не имею против.

В таком случае, какие характеристики мы можем использовать, чтобы разделить людей на разные группы? С этой целью сортировка по разным группам на основе филогенетического анализа — формы костей или ДНК — чем-то напоминает использование уравнения Шредингера в физике. Мы знаем, что это работает, но, если не углубляться результат, то что-то ускользает.

Красота в глазах смотрящего. Это зависит от того, о каких масштабах идет речь и какие характеристики мы считаем важными. В настоящее время люди в основном определяют себя по языку, на котором они говорят. Культура очень важна. Через нее мы определяем себя, в том числе и родной язык.

Конечно, есть и генетическая история. Мы все лучше понимаем, где были наши гены в прошлом, но я бы даже сказал, что они не очень важны для нашей истории. Я часто рассказываю студентам, как я чувствую свои корни, когда посещаю Акрополь в Греции. Наша демократия, большая часть нашей культуры и архитектуры происходят оттуда. Однако я точно знаю, что мои гены никогда не были в Греции.

В свете недавних археологических находок все чаще кажется, что мы не можем использовать культуру, чтобы отличить неандертальцев от наших предков.

Чем больше мы узнаем о неандертальцах с помощью археологии, тем больше мы понимаем, что они также были вовлечены в вещи, ранее считавшиеся характерными для современных людей, такие как создание определенных форм искусства.

Но я все же думаю, что в современных людях есть что-то особенное. Все другие ранние формы человека — денисовцы, неандертальцы, другие люди, жившие в Индонезии, Азии и некоторых частях Африки — существовали гораздо дольше, чем современные люди. Несмотря на это, они не делали многих вещей, характерных для нас. Они не пересекали водоемы, другого берега которых не было видно. Численность их населения, вероятно, никогда не превышала 100 000 человек.

По сравнению с ними наши технологии и культура изменились очень быстро. Например, когда мы сравниваем инструменты, сделанные неандертальцами в Западной Европе и Центральной Африке, мы видим, что они выглядят одинаково на протяжении сотен тысяч лет.

"Возможно, это сделало бы нас более восприимчивыми к идее, что нет абсолютной разницы между людьми и животными, есть непрерывная шкала."

С другой стороны, в случае с современными людьми очень быстро можно понять, кто из них пришел из Азии, Европы и т. д. Их численность также быстро увеличивалась, и они начали распространяться по Европе и миру. Они сделали это за 50 000-60 000 лет. Сегодня мы уже влияем на большую часть биосферы.

Есть еще что-то особенное в современных людях. Но что именно? Это может стать вопросом на миллион долларов, ответ на который, вероятно, займет по крайней мере следующее десятилетие.

Еще одна важная область, в которой вы сотрудничаете с доктором Вивиан Слон, касается секвенирования ДНК, обнаруженной в окружающей среде.

Очень интересно, что мы можем использовать чрезвычайно чувствительные методы для выделения ДНК из отложений. При археологических раскопках мы часто находим каменные орудия труда, следы проживания человека, но не кости. В этом случае мы даже не знаем, что это была за группа людей.

Теперь можно получить генетический материал из отложений и сказать, был ли это денисовец, неандерталец или современный человек. Надеюсь, мы сможем более подробно остановиться на этом. Поэтому я думаю, что этот метод станет стандартным инструментом в археологии.

Спекуляции — занятие неблагодарное, но можем ли мы найти в процессе дополнительные неизвестные группы людей?

Я бы не стал сбрасывать со счетов возможность существования других групп людей, живших между 50 000 и 40 000 лет назад. Мы знаем, например, что в то время в Индонезии жили карликовые люди. Мы пытались выделить их ДНК, но пока безрезультатно. Вероятно, они отделились от других людей еще до появления неандертальцев. О них и других группах, которые жили Африке, нам известно на основе археологических находок. Поэтому в будущем, мы узнаем о них больше.

Я часто думаю о том, что было бы с нашим нынешним обществом, если бы мы встретили сегодня группу людей, чей интеллект был бы хотя бы сравним с нашим.

На эту тему было опубликовано много художественной литературы, например, об обнаружении неандертальцев в какой-то отдаленной долине или горе. Я бы подождал, пока это действительно произойдет.

Конечно, интересно поразмышлять, как бы мы с ними поступили. Проявили бы еще больший расизм, чем к другим живущим сегодня группам людей? Или это поможет стереть четкую грань, которую мы сейчас проводим между животными и людьми?

"Но я все же думаю, что в современных людях есть что-то особенное."

У неандертальцев были инструменты, они определенным образом общались друг с другом, но отличались от нас. Возможно, это сделало бы нас более восприимчивыми к идее, что нет абсолютной разницы между людьми и животными, есть непрерывная шкала. Кто знает, как цепь этих событий будет развиваться дальше?

И, наконец, как палеогенетика изменила наши представления о себе как о людях? Идея генетической чистоты на любом уровне, кажется, стала бессмысленной.

С точки зрения эволюции человека стало очевидным, что вымершие человеческие группы завещали свой генетический материал живущим сегодня людям. Мы смешались не только друг с другом, но и со всеми другими формами. Из других работ также стало ясно, что люди мигрировали, например, в Европу в течение каменного, бронзового и железного веков гораздо активнее, чем считалось ранее.

Эти группы сильно смешивались и заменяли друг друга в больших масштабах, чем мы думали 10-20 лет назад. Это показывает, что наша история была очень интересной, и мы часто были в движении.