"Настоящие латвийские бренды". Кто их настоящий владелец?

Латвии иностранные инвестиции нужны как кислород. Как будто это даже не обсуждается. Чем больше инвестиций, тем больше развития, а любой иностранный инвестор — замечательная находка. Инвесторы с Запада учат латышей более высокой производительности труда, делают взаимоотношения между работодателями и работниками более европейскими, открывают путь латвийским товарам на более известные им рынки и т. д. Ситуацию исследует журналист nra.lv.

Но есть и другая сторона этой медали. Ряд крупнейших латвийских компаний, широко известных благодаря известным латвийским брендам, уже давно не принадлежат Латвии. Кажется, что, возможно, слишком много компаний больше не принадлежат.

Эта информация была собрана некоторое время назад, но в бизнесе все происходит динамично – акции имеют свойство переходить из рук в руки, и, может быть, вчера они принадлежали одному человеку, а сегодня другому. Проценты, указанные в одной из этих компаний, могут быть неточными. Тем не менее настоящие владельцы "латвийских предприятий" названы здесь правильно:

А/О Latvijas Balzams - 90,0%принадлежит люксембургской компании «Amber Beverage Group Holding S.ar.l.». Настоящим бенефициаром является российский мультимиллионер, олигарх Юрий Шеффлер.

А/О Dobels dzirmnavnieks - 96,2%, принадлежит эстонской Tartu Mill, AS.

АО Cēsu alus - 99,9% принадлежит финской Olvi Oyj.

А/О Cido gruppa - 9,9% принадлежит датской Royal Unibrew A/S.

А/О Rīgas piena kombinats - 98,0% принадлежит компании Food Union Holding, зарегистрированной на Кипре.

А/О Valmieras piens - 93,0% принадлежит АО Rīgas piena kombinats, которая, в свою очередь, принадлежит компании с Кипра.

А/О Aldaris - 100,0% принадлежит датской Carlsberg Group.

А/О Tukuma piens - 83,0% принадлежит гражданину Дании.

А/О Rīgas Dzirnavnieks - 96,0% принадлежит литовской компании Baltic Mill, AB.

А/О Hanzas maiznīca - 99,9% принадлежит эстонской «AKTSIASELTS LEIBUR».

У этих компаний дела идут хорошо, и это хорошо. Эти компании платят налоги в латвийский бюджет, что тоже хорошо. Однако инвесторы вкладывают или тратят прибыль компании (большую ее часть) в других странах. Будет ли в такой ситуации государственный бюджет с положительным сальдо? Такой результат продажи компаний достигнут за 30 лет, в течение которых наши мудрые, справедливые, честные политики действовали от имени народа. Одно дело – иностранный собственник, который приезжает в Латвию, строит здесь новый завод, открывает филиал своей компании. Однако большая часть из вышеприведенных 15 — это компании, которые ранее работали под собственным брендом, но по каким-то причинам были вынуждены полностью или частично продаться иностранному инвестору, отмечает журналист.

Является ли это направление по привлечению таких инвестиций правильным? Это говорит о том, что прежние собственники не имели достаточной поддержки со стороны государства, не было благоприятной бизнес-среды для их самостоятельного существования. Конечно, хорошо, что нашлись иностранцы, которые купили эти компании. В ином случае эти компании стали бы банкротами и уже были бы забыты. Однако эта тенденция не сулит ничего хорошего для способности Латвии защищать свои интересы и интересы своего народа. Кроме того, компании — это одно, но большая часть сельскохозяйственных угодий и лесов в основном принадлежит скандинавским и немецким гражданам или их компаниям.

Разве тот факт, что ряд латвийских компаний уже принадлежит иностранцам, причины, по которым это произошло, и хорошо ли, что такой процесс продажи продолжается, не заслуживает, по крайней мере, обсуждения в латвийской «политике»? Тем более, что избран новый Сейм и ожидается хотя бы частично восстановленное правительство, говорится в статье NRA.