Латвия6 июл.

Как политическая система Латвии стала похожа на путинскую Россию: Бен Латковскис

Июньские рейтинги партий (SKDS) показывают, что в Латвии налицо известная социологам ситуация "сплочения вокруг флага», когда в кризисных ситуациях возрастает популярность сил, находящихся у власти, - пишет Бен Латковскис в "Неаткариге". Сообщает press.lv

Что означает такая социология за три месяца до выборов в Сейм? Пока даже теоретически трудно вообразить нечто такое, что могло бы не позволить «Единству» стать главной силой и в новом Сейме. Использую старое и, по моему, более точное название этой партии, потому что трудно сказать, что именно «нового» в нынешнем «Единстве», чтобы называть его «Новое Единство». Тут стоит отметить, что политическая жизнь Латвии все больше отдаляется от классической двухполюсной политической модели, еще сохраняющейся в США и частично в Британии, и все больше приближается, если не сказать, что полностью трансформировалась в однопартийную модель. Той самой, к которой идут многие западноевропейские страны и которая уже в полной мере реализована Путиным в России. То есть политической модели, в которой есть один правящий политический класс и где политические партии играют скорее декоративную функцию. Тот факт, что путинская Россия и Латвия «Единства» — идеологически совершенно разные системы, не означает, что сама модель управления особо отличается. Главное отличие в том, что в путинской России весь административный ресурс (вся власть) сосредоточен в руках президента и его администрации, а в Латвии «Единства» он временно передан политэкономическим группировкам, гордо именующимся партиями.

Что общего у этих моделей? Монополизация общественного мнения. В Латвии через так называемые общественные СМИ и механизмы поддержки СМИ, а в России через федеральные телеканалы и массированный пропагандистский аппарат всех уровней.

Если вы хотите знать, как «правильно» думать, говорить и поступать в Латвии - включайте ТV Panorāma, там вам все преподнесут на ложечке. Если хотите знать то же самое в России - включайте передачу Соловьева.

Сейчас бытует мнение, что большие, традиционные СМИ теряют свое влияние, что их место занимают социальные сети и интернет. Это верно лишь частично и весьма условно, ведь авторитет источников информации еще никто не отменял. Соцсети могут быть наполнены всевозможной информацией, но влияют они на общество через интерпретацию этого информационного потока, а вот ее осуществляют только общепризнанные авторитеты. Раньше это была церковь с ее священниками, сейчас авторитетные СМИ, в которых различные лидеры общественного мнения («интеллектуалы») «разъясняют» происходящее в мире, как в прежние времена пастыри с кафедры. Вы можете возразить: но ведь в Латвии, в отличие от России, свобода слова - не пустой звук! Да, но роль денег в медиапространстве не нулевая. Наивно полагать, что "правдивая", "умная" информация сама найдет путь к умам и сердцам людей. На практике мы видим, что в той же России в интернете по прежнему доступна самая разнообразная информация, но наибольшее влияние на умы и сердца людей оказывают именно федеральные телеканалы с нескончаемым враньем разных соловьевых. Почему в Латвии должно быть иначе? Какие выходящие на латышском языке СМИ могут хотя бы отдаленно конкурировать с общественными СМИ, финансирование которых в 2021 году только из государственного бюджета составило 36 миллионов евро? И правящие политические силы обещают это финансирование увеличить, ведь они прекрасно понимает, что любой, кто заикнется об ужесточении контроля за использованием этих денег или, что еще хуже, о коррекции содерания, тут же будет заклеймен как противник свободы слова. Даже если за этим «ограничением» свободы слова стоит желание представить более широкий спектр мнений. Новое «духовенство» мертвой хваткой цепляется за свои привилегии самому определять, кому позволено говорить, а кому нет; что говорить, а чего не говорить, и не позволяет светской власти вмешиваться в свою компетенцию. Эта нынешняя церковь превратилась в мастерскую идеологических клише, где производятся современные иконы.

Благодаря этой «церкви» политическая система в Латвии цементируется, и Кариньш может править почти бесконечно, пока не надоест политическому классу, как Меркель в Германии. Тогда тот же политический класс заменит его таким же серым Шольцем, каким когда-то считался сам Кариньш. Пока людей это удовлетворяет...