Мир10 мая

ФСБ давит на родственников уехавших их России

Сотрудники ФСБ просят родственников россиян, уехавших за рубеж после начала войны с Украиной, уговорить последних вернуться. Что это за тенденция и что делать, если вашим родственникам в РФ нанесли подобный визит? Об этом пишет DW

Сотрудники ФСБ начали проводить "гласные оперативные мероприятия" в отношении тех, кто выражал поддержку Украине, сообщают адвокаты

К родственникам некоторых россиян, покинувших страну после начала войны в Украине, стали приходить сотрудники ФСБ с просьбой уговорить уехавших вернуться. Об этом сообщил в начале мая "Первый отдел" - группа адвокатов, специализирующихся на защите людей, обвиняемых в преступлениях против госбезопасности. DW побеседовала о новой тенденции с представителем "Первого отдела", адвокатом Иваном Павловым, и узнала у правозащитника Алексея Прянишникова, как следует себя вести тем, кому нанесли подобный визит.

По словам Ивана Павлова, "после начала войны многие по зову сердца бросились помогать украинцам": стали переводить деньги в украинские фонды и писать посты в поддержку подвергшейся нападению страны.

Между тем спустя всего три дня после начала вторжения, 27 февраля, Генеральная прокуратура РФ заявила, что "оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности РФ, содержит признаки состава преступления, предусмотренного статьей 275 УК РФ (государственная измена)". Ведомство указывало, что "по каждому факту оказания финансовой помощи иностранному государству в деятельности, направленной против безопасности РФ, будет дана правовая оценка".

Поддержка Украины - это в РФ госизмена?

Так Генпрокуратура анонсировала, что по всем фактам перевода россиянами денег в украинские фонды будет проводиться доследственная проверка, направленная на возбуждение уголовного дела по статье о госизмене, объясняет адвокат Павлов: "Конечно, это было сделано для острастки. Но за словами обычно следуют и дела".

По словам эксперта, "оказание помощи в деятельности, направленной против безопасности РФ", - одна из трех форм госизмены, описанных в статье 275 УК РФ: "Пока эта норма ни разу не применялась, но сейчас, в военное время, мне кажется, что ее могут расчехлить. Об этом, собственно, и был анонс Генпрокуратуры".

ФСБ подключилась потому, что именно она проводит доследственную проверку и оперативно-розыскные мероприятия в рамках оперативной разработки по таким делам, однако то, как она стала работать, - совершенно нетипично для этой структуры, констатирует Павлов: "Обычно возбуждению уголовного дела предшествует процедура сбора различных бумажек, которая может занять годы. При этом фигурант, в отношении которого эти бумажки собирают, живет спокойно и ничего не подозревает. Однако на этот раз все пошло "не по методичке": Генпрокуратура сама анонсировала проведение проверки!"

Уговоры вернуться в Россию

Павлов не исключает, что ведомство действовало по указанию Кремля, а в ФСБ просто не смогли сориентироваться и "ничего лучше не придумали", кроме как начать ходить по домам тех, кто опубликовал какой-то пост или перевел деньги в фонд поддержки Украины, и проводить так называемые гласные оперативные мероприятия, например, обследование жилищ. При этом изымалась вся техника, однако сами фигуранты потенциальных дел оставались дома. Многие из них именно после этого приняли решение покинуть страну, рассказывает Иван Павлов: "Это позволило людям избежать привлечения к ответственности по каким-то абсурдным обвинениям".

Теперь сотрудники ФСБ опомнились: ходят по квартирам и уговаривают граждан, чтобы те склонили членов своих семей вернуться в Россию. "Но вряд ли такие уговоры увенчаются успехом", - полагает адвокат.

Рост числа дел о госизмене в России

По данным эксперта, до 2014 года по статье о госизмене в России выносилось по 2-3 приговора в год, начиная с 2015 года - по 15 приговоров: "Ведь 275-я статья - это не оружие массового поражения, а штучный товар". Однако после заявления Генпрокуратуры от 27 февраля число подобных дел могло существенно возрасти, говорит Павлов.

"Первому отделу" известно о пяти случаях посещения сотрудниками ФСБ родственников уехавших за границу россиян, однако, скорее всего, это не конечная цифра. Ведь число обращений в проект от россиян, опасающихся преследования властей за выражение антивоенной позиции или поддержку украинских фондов, измеряется десятками.

"Люди уезжают из России (после начала войны ее с Украиной. - Ред.) не только по моральным соображениям, но и из-за страха", - говорит Павлов. По оценке юриста, сейчас в РФ принимается множество законов репрессивного характера, которые могут быть применены к людям в военное время, например закон о "фейках" о ВС РФ.

"Раньше мы работали по уже возбужденным делам, в которых есть обвиняемый, - поясняет Павлов. - Но сегодня опыт позволяет нам предвосхищать некоторые события. Зная, что при определенных обстоятельствах, скорее всего, будут возбуждать уголовное дело, мы помогаем людям, которые могут при этом пострадать".

"В опасности сейчас мы все"

По оценке юриста, возбуждение постфактум уголовного дела против россиян, уже выехавших за рубеж, маловероятно: "Ведь для следственных органов это дополнительная бюрократическая нагрузка, которая никому не нужна, если нельзя получить результат, то есть задержание". Однако, если человек, находящийся в поле зрения органов, вновь пересечет границу РФ, "где-то поднимется красный флажок, загорится лампочка, кому-то позвонят - и тут же последует реакция: задержание. После этого уже возбудят уголовное дело".

Грозит ли родственникам уехавших россиян уголовное преследование? По словам Павлова, "в опасности сейчас находимся мы все, но уровень ее разный". Родственники тех, кто мог стать фигурантом уголовного дела, по мнению адвоката, к первой категории опасности не относятся.

Нужно ли открывать дверь "гостям из ФСБ"

Тем не менее неожиданный визит сотрудников ФСБ, задающих вопросы о покинувшем Россию члене семьи, для многих может оказаться стрессовой ситуацией. Как стоит вести себя в этом случае? Можно ли отказаться отвечать на вопросы или даже не открывать дверь?

Как объясняет в беседе с DW юрист Алексей Прянишников, "беседы такого рода не предусмотрены законом". А значит, граждане не обязаны на них соглашаться: "Лучше всего выразить вежливый отказ. Если избежать общения все-таки не удалось, нужно сослаться на статью 51 Конституции РФ, предоставляющую право не свидетельствовать против себя и своих близких".

Прянишников напоминает: "В России у каждого есть право на свободу перемещения. Если гражданин РФ, выезжающий из страны, прошел погранконтроль и к нему не было вопросов, то и в будущем в связи с его отъездом со стороны российских властей вопросов к нему быть не должно". Вопросы могут возникнуть, например, в случае, когда гражданин подозревается в совершении уголовно наказуемого деяния.

Если подозреваемого не удалось найти по месту жительства, его объявляют в розыск: сначала по России, потом - в международный. Сейчас порядок взаимодействия России с Интерполом немного изменился, тем не менее процедура розыска по линии Интерпола по-прежнему возможна, отмечает юрист.

Обыск - только с соответствующим постановлением

"Если у пришедших к вам сотрудников органов нет с собой вынесенного судом или следователем постановления об обыске в вашем жилище, то впускать их в квартиру вовсе не обязательно. Достаточно поговорить через дверь", - говорит правозащитник. Без наличия на руках такого постановления, сотрудники органов не имеют права проходить в комнату уехавшего за границу члена семьи, осматривать его личные вещи или требовать пароль от его компьютера.

Главное при общении с представителями органов правопорядка - исключительная вежливость, подчеркивает Прянишников. По опыту работы он знает, что "любую попытку вести себя независимо и открыто от чего-то отказываться могут истолковать как неповиновение требованиям сотрудника полиции.